Accessibility links

ПРАГА---Темой нашего сегодняшнего «Некруглого стола» является модель новой политической системы Абхазии, которую сегодня представила общественная инициативная группа из шести человек, в состав которой входил также привлеченный эксперт. У нас на прямой линии из Абхазии депутат парламента Ахра Бжания.

Дэмис Поландов: Ахра, я попытался найти кого-то из авторов этой модели новой политической системы Абхазии, чтобы они рассказали нам о том, что они предлагают, но, к сожалению, не получилось. Видели ли вы презентацию этой модели, которую выложили в интернете?

Ахра Бжания: Наверное, было бы хорошо, чтобы участвовал кто-либо из авторов, разработчиков этой модели. Я хочу сказать, что эта тема, безусловно, давно витает в воздухе. Наверное, это связано с тем, что экспертное сообщество Абхазии, политические партии, академическая среда считают, что ряд наших проблем связан, в том числе, со слишком большими, излишними полномочиями главы государства – президента.

Дэмис Поландов: Ахра, я просмотрел эти предложения, и, насколько я понимаю, речь идет о парламентской республике, которую предлагает эта общественная инициативная группа. Но в предлагаемой системе меня заинтересовал принцип формирования правительства. Почему-то президент, который не является, как здесь написано, главой исполнительной власти – у него совершенно другие функции, – должен вносить в парламент кандидатуру премьер-министра. Если это парламентская республика, то почему не парламент является инициатором выдвижения кандидатуры главы правительства?


Ахра Бжания: Дело в том, что авторы концепции представляют ее не как парламентскую республику, а в какой-то смешанной форме – президентско-парламентской. Такие формы действительно имеют юридическую практику в других странах. Именно по этой причине функции президента не сведены до роли английской королевы: он обладает кроме функции арбитра, духовного или юридического авторитета определенным набором функций, которые свойственны только главе государства – президенту. Например, он остается главнокомандующим, он напрямую влияет на формирование правительства, судов, но не Конституционного и Верховного, а судов общей юрисдикции. Кроме того, за ним остается закрепленной масса сугубо президентских – контрольных и оперативных функций, благодаря которым он может быстро и оперативно принимать решения по тем или иным вопросам управления государством.

Что касается смещения в сторону парламентских полномочий, то мне кажется, что здесь наблюдается, если можно так сказать, дрейф в сторону парламентской республики. Но, тем не менее, согласно проекту новой модели, там не будет чисто парламентской республики. В частности, этот проект предполагает увеличить количество депутатского корпуса до 45 человек. Предполагается, что формирование парламента будет проходить по пропорциональной системе, т.е. будут включены все партийные механизмы, но в то же время какая-то определенная квота депутатам будет выделяться и по региональному принципу. Будут использованы механизмы парламентского большинства и парламентского меньшинства с четким распределением зон ответственности при формировании, в частности, правительства, Контрольной палаты и т.д., с тем, чтобы и парламентское меньшинство имело некоторые рычаги управления государством, и не было просто каким-то парламентским довеском, как это часто бывает, если их привилегии и полномочия не прописаны в Конституции.

Дэмис Поландов: Ахра, оппозиция не раз выступала со своими предложениями по реформированию системы власти, и, в принципе, как я понимаю, у вас нет каких-то возражений против того, что предлагает эта общественная инициативная группа, или все-таки какие-то моменты вам кажутся спорными?

Ахра Бжания: У меня нет никаких вопросов к самой тенденции. Я думаю, что и у других оппозиционных лидеров тоже не возникает никаких вопросов. Такие изменения будут приняты только на основании детально проанализированной, продуманной, взвешенной, кропотливой работы. Более того, насколько я информирован, среди оппозиционных лидеров бытует твердое мнение о том, что должен быть составлен и подписан общественный договор, согласно которому конституционные изменения будут внесены в Конституцию, в частности, в те главы, которые контролируют перераспределение полномочий в государстве. Эта общественная группа обяжет главу государства подписать их, тем самым добровольно как бы ограничив и свои полномочия.

Дэмис Поландов: А кто занимается разработкой этого общественного договора и когда с ним можно будет ознакомиться?

Ахра Бжания: Есть несколько черновиков, но главное, что есть идея, и мне кажется, что в течение предвыборной кампании такой документ будет вынесен для ознакомления и каких-то предложений на суд общественности. Я, например, очень бы хотел, чтобы этот договор был подписан всеми участниками этой кампании. Конечно, он не будет иметь юридической силы, но в Абхазии он будет иметь большую силу, чем какой-либо написанный юридический документ.

Дэмис Поландов: Вы, как депутат, можете оценить, сколько примерно времени может уйти на разработку такой глобальной реформы всей системы?

Ахра Бжания: У нас по регламенту конституционные законы рассматриваются в трех-четырех чтениях. Между первым и вторым чтениями могут пройти два месяца, после чего документ или поправки к нему фактически готовы, и дальнейший процесс может пойти, конечно, значительно быстрее. Но я предполагаю, что это все можно подготовить в пределах, условно говоря, 100 дней. Тем более что базовая модель, хороший черновик готов, можно с ним активно поработать в комитетах и парламентских комиссиях и ускорить процесс. Я хочу добавить, что в парламенте создана рабочая группа, в которую также входит руководитель профильного комитета по государственному строительству Валерий Агрба, и, начиная буквально с этой недели, может быть, с начала следующей недели, мы непосредственно приступим к анализу общественных предложений, есть и какие-то внутренние предложения. Процесс будет начат и, я думаю, достаточно быстро будет завершен.

XS
SM
MD
LG