Accessibility links

Наперекор воле властителя


Адвокаты Кутаева будут добиваться пересмотра дела, и, возможно, им придется дойти до ЕСПЧ. Ведь надежд на то, что кто-то из судейского корпуса в России решится выпустить на свободу человека, посмевшего ослушаться Кадырова, очень мало

Адвокаты Кутаева будут добиваться пересмотра дела, и, возможно, им придется дойти до ЕСПЧ. Ведь надежд на то, что кто-то из судейского корпуса в России решится выпустить на свободу человека, посмевшего ослушаться Кадырова, очень мало

Вчера в Урус-Мартановском городском суде Чеченской республики был вынесен приговор чеченскому общественному деятелю, президенту Ассамблеи народов Кавказа Руслану Кутаеву.

Чеченское правосудие и в этот раз не подвело руководство республики. Кутаев был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконные приобретение и хранение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере), и приговорен к четырем годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима.

В то, что он покупал или хранил наркотики, вряд ли верит даже следователь по его делу. Не говоря уже о судье Дубкове и прочих персонажах этого действа. Вся республика знает, что судят Кутаева исключительно за то, что тот посмел пойти наперекор воле властителя Чечни.

Руслан Кутаев ослушался хозяина республики 18 февраля 2014 года, когда, несмотря на строжайший запрет любого упоминания о депортации вайнахов 23 февраля 1944 года, провел в Грозном конференцию, приуроченную к 70-летию этого события. Нет, Кадыров не пытается окончательно вытравить из памяти народа депортацию. Он просто приказал вспоминать обо всех трагических датах в истории Чечни исключительно 10 мая, в день похорон своего отца Ахмад-Хаджи Кадырова.


Буквально на следующий день после конференции почти все ее участники были вызваны в администрацию главы республики и покаялись в содеянном. А Кутаев, приглашенный персонально главой администрации Кадырова Магомедом Даудовым, попытался избежать «покаяния». Руслан не камикадзе, он не отказался прийти, но, понимая, что от него потребуют, пообещал встретиться через несколько дней, сказав Даудову, что он за пределами республики. Вероятнее всего, он просто пытался выиграть время, чтобы уехать из республики. Но в Чечне такие номера не проходят.

То, что Кутаев находится в Чечне, власти выяснили довольно быстро. Все дороги были перекрыты, а его брат взят в заложники. 20 февраля Кутаева задержали в селе Гехи. Сначала его привезли в Грозный. Там, по информации адвоката, его избивали и сам Магомед Даудов, и заместитель министра внутренних дел Чечни Апти Алаудинов. После этого Руслана поместили в подвал, где пытали током. К вечеру того же дня Кутаев подписал признательные показания, что он в момент задержания действительно имел при себе пакет с тремя граммами героина.

Процесс над Кутаевым не имел ничего общего с правосудием. Судья Дубков отказал подсудимому в праве на дачу показаний, отклонял все ходатайства стороны защиты. Даже в вызове свидетелей со стороны защиты было отказано. Зато на суде впервые за всю новейшую историю Чечни давали показания такие люди, как руководитель администрации главы республики Магомед Даудов, известный в Чечне под кличкой Лорд. Даудов был возмущен не тем, что в Чечне появился первый политический заключенный (американская правозащитная организация Freedom House признала Руслана Кутаева политическим заключенным), а тем, что его имя и имя Апти Алаудинова упоминаются в прессе как людей не только причастных к этому делу, но и избивавших Кутаева. Он заявил, что незнаком с подсудимым и потребовал от Кутаева признать, что все это клевета. Но Руслан промолчал.

Адвокаты Кутаева будут добиваться пересмотра дела, и, возможно, им придется дойти до ЕСПЧ. Ведь надежд на то, что кто-то из судейского корпуса в России решится выпустить на свободу человека, посмевшего ослушаться Рамзана Кадырова, очень мало.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG