Accessibility links

Я живу в самом комфортном районе Сухума – пять минут, и ты на море. Единственное, что представляет угрозу моему свободному слиянию со стихией, – это разговоры о железной дороге, которые возникают перманентно перед каждыми президентскими выборами.

Так уж случилось, что по самому побережью Абхазии, по самым что ни на есть курортным местам ползет железная дорога, которая напрочь хоронит идею курортной и экологически чистой страны. В послевоенный период движение по ней прекратилось – неурегулированный конфликт стал причиной того, что Абхазская железная дорога в буквальном смысле зашла в тупик.

Однако в ее открытии заинтересован наш сосед и единственный стратегический партнер – Россия. Ее открытие жизненно важно для Армении. Эти страны периодически лоббируют вопрос открытия движения по железной дороге, исходя из своих государственных и национальных интересов. За что им респект и уважение – они заботятся о своих народах и их благополучии.

Но в Абхазии вопрос функционирования железной дороги всегда сопровождается скандалами. Прежде всего, потому, что для «частично признанной страны» это вопрос не столько экономический, сколько политический, а страны, которые заинтересованы в функционировании железной дороги через Абхазию, видимо, не настолько заинтересованы, чтобы признать государственность Абхазии. К примеру, Армения. Поэтому и возникают безумные проекты вроде «железнодорожного консорциума», в результате создания которого, грубо говоря, собственником всей Абхазской железной дороги должен был стать московский бизнесмен абхазского происхождения. Или афера, которая не может уложиться в голове ни у одного здравомыслящего человека, – по двухмиллиардному неподъемному ничем не обоснованному кредиту для РЖД, которой абхазская железная дорога была передана в аренду. Если при прочтении этой фразы вы ничего не поняли, не надо удивляться – такое понять просто невозможно.


Суть в следующем. Выделенные Россией Абхазии средства были даны в кредит РЖД: на «ремонт» дороги, которую РЖД взяла в аренду. Понятно, что на этом «ремонте» Абхазия ничего не заработала, несмотря на то, что второй президент Сергей Багапш очень красочно описывал золотой дождь, который прольется на Абхазию и каждого ее жителя в результате этого проекта века, а расплатятся за кредит некие бизнесмены, эксплуатирующие железную дорогу в период сочинской Олимпиады. Появление в государственном бюджете статьи о погашении процентов по железнодорожному кредиту не оставило ни у кого сомнения, что опасения оппозиция и журналистов были вполне обоснованы.

Нынешняя железнодорожная лихорадка опять пришлась на президентские выборы. Тема стала актуальной с подачи вице-спикера парламента Вагаршака Косяна, который вместе с бывшими депутатами парламента Галустом Трапизоняном, Валерием Майромяном и Карапетом Карагозяном подписали обращение к кандидатам в президенты Абхазии. Три экс-депутата и действующий вице-спикер («подмочивший» свой авторитет явным лоббированием очевидно коррупционной сделки по продаже санатория ДГТФ сомнительному инвестору) так горячо отстаивали интересы Армении в вопросе открытия железной дороги, что забыли даже, что Абхазия давно уже не является частью Грузии. В обращении к кандидатам в президенты они все время говорят об «абхазо-грузинском участке железной дороги». Авторы письма, рванув в едином порыве впереди поезда, следующего из Армении в Россию и далее на Восток, умудрились позаботиться об экономических интересах и Армении, и России и даже предположили возможную выгоду для Абхазии, просчитав ее в режиме среднестатистического бухгалтера провинциальной фирмы – в тоннах и рублях. Так уже «считал» второй абхазский президент Сергей Багапш, оставивший стране миллиардные долги. Так уже считал третий президент Александр Анкваб, спустивший миллиарды российской помощи на ничем, кроме личной выгоды, необъяснимые грандиозные строительные проекты и мифические фруктовые сады.

Поэтому прежде чем подгонять население голосовать только за кандидата, который поддержит очередной железнодорожный прожект или еще какой-нибудь личный интерес, не мешало бы посчитать, какой урон единственному пока перспективному направлению в экономике – курортам и туризму – нанесет железная дорога, работающая в пропускном режиме 10 миллионов тонн в год. Вот тогда я пойму, стоит ли это того, чтобы под моими окнами день и ночь стучали колеса товарняков и выход к морю сопровождался ожиданием последнего вагона. О «стоимости» ответа на фактический шантаж электоратом, входящим в национальные общины, пусть думают кандидаты в президенты.


Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG