Accessibility links

Батал Табагуа: «У нас ничего скрытного нет»


По словам Батала Табагуа, Центральная избирательная комиссия списками избирателей не занимается. Списки готовят местные органы власти, администрации сел и городов

По словам Батала Табагуа, Центральная избирательная комиссия списками избирателей не занимается. Списки готовят местные органы власти, администрации сел и городов

Член Центральной избирательной комиссии Абхазии Хаджарат Хварцкия на днях выступил на заседании сессии парламента и рассказал о проблемах, которые у него возникли при проверке списков избирателей. Дать интервью он отказался, сославшись на устный запрет председателя ЦИК Батала Табагуа. Председатель комиссии сам прокомментировал ситуацию.

Елена Заводская: Батал Иванович, вы обещали, что работа Центральной избирательной комиссии будет прозрачной. В чем, по-вашему, должна заключаться прозрачность ЦИК для общества?

Батал Табагуа: Она и так прозрачна. Решения, которые принимает Центральная избирательная комиссия, и действия, которые будет проводить комиссия, сообщаются всем заинтересованным сторонам через брифинги. Кандидаты в президенты могут получить любую информацию, какую они хотят, из того, что делается ЦИК в рамках избирательного процесса.

Елена Заводская: Запрещали ли вы кому-нибудь из членов ЦИК общаться с журналистами?

Батал Табагуа: Устные инструкции членам ЦИК я не выдаю, но непроверенную информацию или неизученные документы, пока они не будут рассмотрены, никто не должен обнародовать и вводить в заблуждение людей. Мы излагаем свое мнение на брифингах, а частное мнение у каждого члена ЦИК – это его частное мнение. Он должен разобраться сначала внутри, понять ситуацию, если он с этим не согласен, он может вынести этот вопрос на заседание Центральной избирательной комиссии.


Елена Заводская: По словам Хаджарата Хварцкия, не все хорошо со списками избирателей: там есть двойники, умершие, люди 1900 года рождения. Какова роль ЦИК в приведении этих списков в порядок?

Батал Табагуа: Центральная избирательная комиссия списками избирателей не занимается. Списки готовят местные органы власти, администрации сел и городов, которые по месту своей работы формируют списки людей, которые у них проживают. Вот эти списки и представляются участковым комиссиям. Центральная избирательная комиссия в 2004 году после выборов попыталась у себя создать базу данных тех, кто проголосовал, потому что в дополнительных списках оказалось много людей. Они должны были быть в основных списках. Мы делаем запрос в ОВИР в отношении тех, кому исполнилось 18 лет, мы получаем из Министерства юстиции сведения о смерти. В Абхазии, вы знаете, как люди берут свидетельство о смерти: если потом у них возникают какие-то имущественные вопросы и это нужно семье. В основном не берут свидетельство о смерти. В нашей базе, естественно, есть люди, которые не получили свидетельство о смерти. И они там будут, потому что у нас нет другой информации. И мы между выборами подчищаем эти списки. База данных в стране есть только в ОВИРе. Но, к сожалению, мы иногда получаем от них невразумительные данные. Например, нет года рождения. И мы пишем условно «1900». Когда подходит время выборов и мы не получили ответ ни от ОВИРа, ни какого года рождения этот человек, мы говорим, что вот есть у нас 900 человек, у которых не указан год рождения. Сейчас мы отправили свою базу данных в местные органы власти, чтобы они ее посмотрели. Они туда должны добавить и убавить людей. Они могут вообще не взять нашу базу данных за основу. Это их вопрос. Многие кандидаты как в депутаты, так и в президенты всегда просили посмотреть старую базу данных. Мы ее даем, мы ее ни от кого не скрываем. Но все, что мы не скрываем, используется против нас. Списки могут формировать в стране только те, кто выдает паспорта. ОВИР выдает паспорта, и у них вся база данных. Если вы пять раз получали паспорт, вы будете в базе ОВИРа ровно пять раз зафиксированы. Мы, в свою очередь, пытаемся это убрать. Вот прислали нам информацию из ОВИРа. У них нет, я знаю, специалистов, неграмотное заполнение паспортов, отчество ни по-русски, ни по-абхазски не поймешь, но это есть, и я не могу сам это исправлять.

Елена Заводская: Расскажите, пожалуйста, какая ситуация со списками избирателей в Гальском районе?

Батал Табагуа: Мы получили из ОВИРа список тех, у кого паспорта аннулировали. Я, как юрист, это понимаю так, что людей лишили гражданства, потому что, если у вас аннулировали паспорт из-за ошибки, вам должны на второй день выдать новый. Нам прислали список, и мы удалили их из своей базы данных. У нас осталось в Гальском районе 1030 человек.

Елена Заводская: Тогда встает вопрос о легитимности выборов президента в 2011 году. Как вы это прокомментируете?

Батал Табагуа: Президентские выборы всегда будут легитимными, потому что на тот момент эти люди имели право голосовать. Но если даже это вычесть, все равно это никогда не влияло на общий результат. 7986 человек голосовало по Гальскому району на президентских выборах в 2011 году, а приняли участие 106 тысяч 845 избирателей. Гальский район ни на одних выборах не влиял на результаты. Единственная проблема – парламентские выборы. Там депутатов выбрали, а сейчас депутаты Гальского района остались без избирателей. Как будет рассматривать эту ситуацию парламент, я не знаю.

Елена Заводская: Батал Иванович, граждане страны и журналисты просят, чтобы тестирование кандидатов в президенты на знание абхазского языка было публичным и транслировалось по государственному телевидению. Будут ли журналисты допущены на экзамен?

Батал Табагуа: Журналисты будут присутствовать. Мы хотим попросить Абхазское государственное телевидение, чтобы они прислали человека, который будет фиксировать происходящее на экзамене. Потом этот диск с записью останется у лингвистической комиссии. Трансляции не будет. Шоу из этого делать не будем.

Елена Заводская: Почему ход тестирования не может быть доступен гражданам, поясните, пожалуйста?

Батал Табагуа: В законе не указано, что это должно быть показано по центральному телевидению. Решение такое приняли лингвистическая комиссия и Центральная избирательная комиссия. Мы доверяем лингвистической комиссии, у нас нет сомнений, что она объективна. Любой член ЦИК тоже может зайти и присутствовать на тестировании. После того, как пройдет тестирование, лингвистическая комиссия даст брифинг. Мы их попросим. И они ответят на все вопросы. У нас ничего скрытного нет, у нас все прозрачно.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG