Accessibility links

Борьба средневековыми методами


Республиканское руководство говорит, что эта мера применялась предками чеченцев и что это воля народа, который не желает жить в одном селе с семьей преступника. фото: "Кавказский узел"

Республиканское руководство говорит, что эта мера применялась предками чеченцев и что это воля народа, который не желает жить в одном селе с семьей преступника. фото: "Кавказский узел"

10 июля сход жителей села Гой-Чу Урус-Мартановского района Чеченской республики изгнал из села родственников Хусейна Дохтаева, обвиняемого в убийстве полицейского. Сам Хусейн был убит 3 июля в Старопромысловском районе города Грозного, но, несмотря на это, преследование его родственников продолжилось.

Хусейн Дохтаев – уже третий уничтоженный силовиками «убийца» прапорщика полиции Ахмеда Допаева, убитого 22 июня 2014 года в надземном переходе в Грозном. До Дохтаева убийцами были названы Ибрагим Дубаев и Керим Мацаев. Их уничтожили в результате спецоперации в селе Гехи и первоначально идентифицировали как Максу Усманова и Магомеда Магомадова. Но после публикации первых фото убитых стало ясно, что среди них нет киллера, которого зафиксировала камера видеонаблюдения и чьи фото были развешаны по всей республике. Но, несмотря на это, чеченские силовики продолжали утверждать, что уничтожили убийцу своего коллеги и его пособника. И только 27 июня директор департамента администрации главы и правительства Чечни по взаимодействию с правоохранительными и силовыми структурами Ахмед Дакаев заявил, что среди убитых 22 июня в Гехи нет убийцы Допаева и что убитые не Усманов и Магомадов, а Ибрагим Дубаев и Керим Мацаев.


С ликвидацией Хусейна Дохтаева тоже не все ясно. Чеченские силовики утверждают, что Дохтаев был убит при оказании вооруженного сопротивления. По официальной версии, он был обнаружен сотрудниками полиции на автобусной остановке в Старопромысловском районе города Грозного. Полицейские потребовали у него предъявить документы, но Дахтаев выхватил пистолет, открыл стрельбу и был уничтожен ответным огнем. МВД Чечни в тот же день провело экспертизу пистолета, принадлежавшего Дохтаеву, и заявило, что именно из этого оружия был убит прапорщик полиции Допаев. Но жители Грозного, ставшие свидетелями этого убийства, говорят о том, что стоявшего на остановке Дохтаева без предупреждения в упор расстреляли подъехавшие силовики. Кроме того, есть большие сомнения, что в кадыровской Чечне человек, за чью голову объявлено вознаграждение в размере десяти миллионов рублей и орден, рискнул бы появляться в общественных местах и пользоваться городским транспортом, если, конечно, он не искал способа быстро покинуть этот мир.

Но, несмотря на эти странности в поведении «киллера» и на то, что Дохтаев еще не признан судом виновным в этом убийстве, власти уже взялись за его родню. Буквально на следующий день отца и других родственников привезли в студию чеченского телевидения, где, опустив головы, они вынуждены были выслушивать в свой адрес угрозы, оскорбления и проклятья со стороны представителей чеченской власти и духовенства. Но этим дело не ограничилось.10 июля родня Дохтаева сходом сельчан была изгнана из своего села. Угрозы изгнать их из Чечни звучали от представителей властей еще 4 июля, но никто не думал, что власти рискнут пойти нас столь явное нарушение всех российских законов.

Республиканское руководство говорит, что эта мера применялась предками чеченцев и что это воля народа, который не желает жить в одном селе с семьей преступника. А представители районного начальства из Урус-Мартана не только не возражают против таких мер, но и считают, что изгнание из села близких родственников убийцы – это наиболее действенная мера в отношении семьи, которая допустила, чтобы ее член стал убийцей.

Такие обычаи действительно бытовали в эпоху родовой демократии. Сегодня Кадыров возвращает эти средневековые формы расправы, чтобы вытравливать любые признаки неповиновения. По указанию Кадырова группы граждан, называющие себя сходом жителей, съездом учителей и т. д., принимают решения, которые противоречат российской конституции, уголовному кодексу и вообще цивилизованному праву. Раньше силовики, подчиняющиеся Кадырову, самостоятельно «решали вопросы» с родственниками боевиков – сжигали их дома, выгоняли их из Чечни. Теперь расправляются с семьями боевиков (или тех, кого таковыми назвали) руками односельчан, таким образом перекладывая ответственность на гражданских лиц. Это еще более изощренная форма издевательства над населением, которое вынуждают выступать в роли карателя, изображая имитацию адата.




Показать комментарии

XS
SM
MD
LG