Accessibility links

Замысел этих заметок возник у меня давно, задолго до «майского переворота», как называют события 27 мая сторонники экс-президента Александра Анкваба, или «майского политического кризиса», как предпочитают их именовать его противники. Типажи избирателей, о которых пойдет речь и которые я наблюдаю уже около двух десятков лет после упомянутых событий, остались, разумеется, теми же самыми, просто появились некоторые новые штрихи, их характеризующие.

Подобные типы людей, так или иначе вовлеченных во внутриполитические процессы, существуют, очевидно, повсеместно, только со своей спецификой в каждом «царстве-государстве». Добавлю, что все образы, которые попытаюсь описать, – собирательные, но за каждым стоят конкретные персоналии. Знаю их давно, хотя в некоторых случаях – только заочно.

Итак, типаж первый – Флюгер корыстолюбивый. Или Флюгер вульгарис. Один из представителей этого вида десять лет назад во время избирательного кризиса 2004-2005 годов, бывший одним из известных хаджимбистов, спустя несколько лет после того, как Багапш укрепился во власти, перешел в его команду и активно работал в его избирательной команде, когда тот баллотировался на второй президентский срок. Говорили, что у него бизнес, дети, карьерой которых он озабочен; сам же он публично объяснял свою политическую метаморфозу так: «Для меня сейчас очевидно, что за Сергея Васильевича большинство народа, так зачем же я буду идти против воли и чаяний большинства?»


В своей корыстных интересах этот тип людей, может, не признается даже себе, но такова уж его натура, что он автоматически «колеблется вместе с линией партии», держит нос по ветру, то бишь строго ориентируется на тех, кто в данный момент во власти. Я едва ли не с сочувствием думал после смены властной команды в Абхазии в начале 2005 года об одном кандидате наук, который прославился в начале нулевых своими статьями и публичными выступлениями с нападками на независимую прессу из-за ее критики положения в стране. («Ведь это же могут прочесть и наши враги в Тбилиси!» – с ужасом восклицал он.) При этом он отнюдь не был сам членом какой-либо политической команды и наверняка пребывал в жуткой растерянности, когда власть переменилась: ведь теперь для него было совершенно непонятно, кого хвалить, а кого ругать. Вспоминается еще более яркий пример. Один представитель старшего поколения не раз в послевоенное время громил абхазских «энпэошников» и журналистов, которые контактировали с грузинскими коллегами, встречались с ними на мероприятиях, организованных международными НПО, тем самым, по его убеждению, предавая интересы Родины. Смутные воспоминания подсказали мне перелистать подшивки абхазских газет за 1978 год. И точно: тогда этот «патриот» всемерно поддерживал с партийной трибуны тбилисское руководство и клеймил «абхазских бунтовщиков». Не все, конечно, как он, опрометью бежали утром 21 августа 1991 года в свой рабочий кабинет, чтобы до прихода подчиненных успеть снова повесить над столом портрет Горбачева, но, в принципе, похожих на него немало. И они, так уж получается, нужны любой новой власти тем, что всегда будут активно поддерживать все, что она изречет.

Типаж Флюгер бескорыстный. Опишу его на примере своего приятеля, которого невозможно заподозрить в том, что он подстраивается под власть в личных целях. Это человек, можно сказать, вообще не от мира сего, и, разумеется, он всегда вне любой политической команды. Но психология его такова, что он категорически против любой оппозиции, ибо видит в ее действиях угрозу стабильности. Именно поэтому в 2004-м он голосовал за Хаджимба как за «назначенца» тогдашней власти и, соответственно, отрицательно относился к Багапшу, Анквабу и их соратникам. Сейчас же он горой стоит за Анкваба и никак не может успокоиться, вспоминая его отстранение от власти, осуществленное 27 мая – 1 июня сего года сторонниками Хаджимба. Самое интересное, что он даже не спорит, когда я предрекаю, что если Рауля Джумковича нынче изберут-таки президентом, через некоторое время он снова станет его приверженцем и также бурно станет защищать от нападок будущих оппозиционеров.

Следующий типаж – Антифлюгер корыстолюбивый. Рассказывали о директоре средней школы, который в первой половине нулевых годов находился в передовых рядах тогдашних оппозиционеров, за которыми в 2004-м закрепилось название «багапшисты». Но в 2005-м при дележке должностей его «кинули». Оставшись при своем директорстве, которое его явно не устраивало, он моментально переориентировался и влился в ряды новой оппозиции, «хаджимбистов». Специфика такой маленькой страны, как Абхазия, заключается, в частности, в том, что для многих «идеология», исходя из которой они поддерживают ту или иную политическую команду, сводится к надеждам на то, что лично они окажутся «встроенными» в систему власти. Мой безработный знакомый «багапшист», про которого тоже забыли в 2005-м, спустя пару-тройку лет все же подобрел к власти, поскольку получил какую-то должностишку типа станционного смотрителя.

Антифлюгер бескорыстный. Одни из представителей этого вида относятся к таковым в силу склочности характера, привычки быть вечно недовольными происходящим, нонконформизма, другие – в силу наивности мышления, короткой памяти, третьи сочетают в себе первое со вторым. За спиной одного беспощадного критика политической команды Багапша – Анкваба уже заранее, до 27 мая, зубоскалили: не пройдет и полгода после того, как эту власть сменят ее нынешние политические оппоненты, на которых этот критик сейчас, по сути, работает, а он с такой же страстью начнет «развенчивать» уже их. Тем более что уже и «развенчивал», было дело, во время их пребывания во власти более десятилетия назад. Это какая-то «зашоренность во времени». Неужели человек искренне верит, что после их второго пришествия во власть резко снизится уровень коррупции, число ДТП и наркозависимых, будет достигнута реальная независимость ветвей власти… Есть и среди политиков «вечные оппозиционеры»; один из них недавно вообще решил уйти из политики и общественной жизни, возможно, поняв, что он никогда не впишется ни в одну команду, поскольку в политике невозможно существовать без компромиссов.

Наконец, Стойкий партиец. Не будем сейчас рассуждать, почему тот или иной гражданин Абхазии оказался в данной политической команде; история этого размежевания, где играли роль и родственные, и дружеские связи, и порой просто стечение обстоятельств, – это тема отдельного разговора. Но представители этого типа, не желая быть «перебежчиками», будут стойко придерживаться своей «партии», даже если им не всегда нравится то, что говорит тот или иной ее лидер.

Вот примерно из таких групп избирателей, по моей классификации, и будет состоять электорат, который придет 24 августа выбирать четвертого президента Абхазии.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия


XS
SM
MD
LG