Accessibility links

Процесс давно важнее результата


По мнению экспертов, Женевские дискуссии все же единственный формат, в котором Южная Осетия присутствует как некая политическая сущность в международной политике

По мнению экспертов, Женевские дискуссии все же единственный формат, в котором Южная Осетия присутствует как некая политическая сущность в международной политике

В Цхинвал сегодня прибыли сопредседатели Женевских дискуссий по безопасности в Закавказье, среди которых был и недавно назначенный спецпредставитель ЕС на Южном Кавказе Герберт Залбер. Представители ООН, ОБСЕ и ЕС встретились с югоосетинскими участниками переговорного процесса и президентом республики Южная Осетия Леонидом Тибиловым.

В интервью ИА «Рес» Герберт Залбер завил:

«Мне кажется важным, что мы сегодня еще раз подтвердили, что Женевские дискуссии – это важный формат, единственная площадка для обсуждения вопросов стабильности и безопасности в регионе. Эти встречи важны, и мы сделаем все возможное, чтобы они были успешными».

Исключительную важность работы над соглашением о неприменении силы подчеркнул и президент Тибилов. Глава республики указал, что работу Женевских дискуссий по безопасности в Закавказье необходимо активизировать.

Югоосетинский эксперт, экс-министр юстиции Мурат Ванеев говорит, что местное население не очень понимает, зачем вообще нужны эти дискуссии. До 2008 года, когда Южная Осетия находилась в уязвимом, почти безнадежном положении, наверное, подобные переговоры о неприменении силы вызвали бы живой интерес жителей. Теперь же, когда безопасность республики гарантирует 58-я российская армия, южные осетины не проявляют интереса к подобным мероприятиям:

«Конечно, есть у нас небольшие успехи в рамках обеспеченного Женевскими дискуссиями механизма по предотвращению и реагированию на инциденты (МПРИ) – были обмены заключенными и т.п. Но все же население реально не понимает, для чего это все нужно. Эти и прочие не менее важные задачи мы можем решать и другими путями. На это тоже надо обратить внимание».


Российский политолог Николай Силаев иного мнения. Он считает, что Женевские дискуссии – это важный для Южной Осетии политический проект:

«Это единственный формат, в котором Южная Осетия присутствует как некая политическая сущность в международной политике. Пусть со всеми оговорками, в составе российской делегации, но тем не менее она присутствует именно как Южная Осетия.

– И здесь процесс важнее результата?

Я думаю, что для всех участников процесс уже давно важнее результата».

По мнению Мурата Ванеева, внешнеполитическое значение Женевских дискуссий для Южной Осетии сильно преувеличено:

«Наверное, такое большое значение этой внешнеполитической площадке придается потому, что у нас нет альтернатив – либо мы не можем их найти, либо просто не можем работать на других площадках. Для нас это такая накатанная схема, по которой мы совершаем какие-то действия. Я не могу сказать, насколько они результативны».

В самом деле, а что такого архиважного для Южной Осетии происходит на Женевских дискуссиях? Грузия не признает в Южной Осетии и Абхазии сторону конфликта и настаивает на том, чтобы подписать соглашение о неприменении силы с Россией. Россия, в свою очередь, себя участником конфликта не считает и вместе с Южной Осетией и Абхазией настаивает, чтобы Грузия подписала соглашение с молодыми республиками. Судя по всему, эти противоположные взгляды несводимы в единое целое ни при каких обстоятельствах.

Тем не менее и Россия, и Грузия дорожат своим участием в Женевских дискуссиях. Обе страны заинтересованы в том, чтобы как-то преодолеть сложности, оставленные в наследство Михаилом Саакашвили. В условиях, когда разорваны дипломатические отношения, у России и Грузии существует лишь два формата, в рамках которых они имеют возможность общаться. Один формат – это консультации спецпредставителя грузинского премьера по урегулированию отношений с Россией Зураба Абашидзе и замглавы МИД России Григория Карасина, на котором обсуждаются экономические и гуманитарные вопросы. Второй – это Женевские дискуссии.

То есть и для Москвы, и для Тбилиси Женевские дискуссии – это постоянно действующий канал связи. Менее всего это интересно Южной Осетии и Абхазии, у которых на этом направлении никаких политических интересов нет, но без их участия Женевские дискуссии теряют всякий смысл. В этом отношении трудно не согласиться с мнением Николая Силаева о том, что сам процесс общения участников Женевских дискуссий важнее его результата.

С октября 2008 года они не продвинулись в переговорах ни на миллиметр, но всякий раз Россия и Грузия демонстрируют наличие добрых намерений, заявляют, что они не оставят усилий, чтобы договориться.




Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG