Accessibility links

Ворам отказано быть в законе


С требованием отменить 223 статью УК Грузии в конце прошлого года выступили заключенные Гегутской колонии. Они в течение двух недель устраивали акции протеста и голодовки

С требованием отменить 223 статью УК Грузии в конце прошлого года выступили заключенные Гегутской колонии. Они в течение двух недель устраивали акции протеста и голодовки

Грузинское законодательство в отношении «воровского мира» не нарушает Европейскую конвенцию по правам человека – такой вердикт вынес сегодня Страсбургский суд, рассматривавший иск одного из осужденных по статье 223 УК Грузии, которая предусматривает 7 лет заключения за признание себя членом воровского сообщества. После смены власти в Грузии все чаще звучали голоса о необходимости пересмотра этого положения.

О том, что Европейский суд по правам человека еще в 2008 году принял в производство дело «Изет Ашларба против Грузии», стало известно лишь накануне. Уроженец Аджарии 1956 года рождения, осужденный на 7 лет за принадлежность к «воровскому миру», обратился в суд, доказывая, что часть первая статьи 223 УК Грузии противоречит Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. По мнению истца, статья недостаточно четко прописана, из нее совершенно неясно, почему собирать так называемый общак для заключенных или же пользоваться авторитетом среди людей с криминальным прошлым – это преступление.

Однако коллегия судей в Страсбурге спустя шесть лет после подачи иска постановила, что грузинское законодательство не нарушает конвенцию по правам человека. Поправка в Уголовный кодекс о наказании за принадлежность к «воровскому миру» была принята грузинскими властями в 2005 году вместе с законом «Против организованной преступности и рэкета». В последнем детально прописаны все определения.


Министр юстиции Тея Цулукиани обратила внимание еще на один фрагмент вердикта:

«Наше законодательство в этой части не нуждается в каких-либо изменениях. Институт «воров в законе» раз и навсегда должен быть искоренен в Грузии. Как говорится в заключении Страсбургского суда, этот так называемый институт представляет наибольшую опасность для молодежи».

Тея Цулукиани накануне заявила, что этим вердиктом поставлена точка в дебатах вокруг необходимости изменения данной статьи.

С требованием отменить 223 статью в конце прошлого года выступили заключенные Гегутской колонии. Они в течение двух недель устраивали акции протеста и голодовки.

О несовершенстве закона говорили и лидеры парламентского большинства «Грузинской мечты» Эка Беселия и Вахтанг Хмаладзе. Однако после громких обвинений оппонентов в том, что новые власти симпатизируют «ворам в законе», премьер-министр Ираклий Гарибашвили лично заверил общество в том, что эта статья не будет пересмотрена.

Бывший заместитель министра юстиции при «Нацдвижении» Отар Кахидзе считает, что вердикт Страсбургского суда подоспел в самый раз. По его мнению, среди представителей действующих властей по этому вопросу не было однозначной позиции. Кахидзе убежден и в другом:

«Эта проблема остро стоит не только в Грузии, но и в других странах. Вердикт Страсбургского суда поможет многим государствам в борьбе с организованной преступностью, в том случае если правительство решит системно подойти к этому вопросу».

Правозащитник Гела Николаишвили, в свою очередь, считает, что статья все-таки требует доработки:

«Одно дело, что написано на бумаге, и другое – какая интерпретация дается в суде. В моей практике были случаи, когда абсолютно тривиальный спор между несовершеннолетними и вмешательство в этот спор взрослого были расценены как воровская разборка».

При этом Гела Николаишвили добавляет, что он не выступает за полную отмену статьи 223. Решение Страсбургского суда стороны могут обжаловать в Большой палате суда в течение трех месяцев, однако мало кто полагает, что это будет сделано.

XS
SM
MD
LG