Accessibility links

На пике сезона


В Абхазии, как и в соседних курортных регионах, разгар летнего сезона. Разница, может быть, только в том, что в Абхазии, благодаря природно-климатическим особенностям, этот «разгар» продолжается вплоть до конца сентября

В Абхазии, как и в соседних курортных регионах, разгар летнего сезона. Разница, может быть, только в том, что в Абхазии, благодаря природно-климатическим особенностям, этот «разгар» продолжается вплоть до конца сентября

В Абхазии, как и в соседних курортных регионах, разгар летнего сезона. Разница, может быть, только в том, что у нас благодаря природно-климатическим особенностям море к осени прогревается сильнее, чем, скажем, в Крыму, и потому этот «разгар» продолжается дольше, вплоть до конца сентября. Но в любом случае уже сейчас можно дать определенные предварительные оценки успешности сезона.

К слову, о Крыме. Едва только там прошел мартовский референдум и полуостров был присоединен к России, в абхазском экспертном сообществе стали звучать мысли о том, как данный факт может сказаться на предстоящем сезоне на курортах Краснодарского края и в Абхазии. Рассуждал об этом на «Эхо Кавказа» тогда и я, причем рассматривая разные варианты: и тот, что россияне «на патриотической волне» устремятся нынче на отдых в Крым, и тот, что пока политическая обстановка там не стабилизируется, они поостерегутся делать это. Но обстановка в Крыму, как мы знаем, стабилизировалась весьма быстро. А потом, в самый канун летнего сезона, в Абхазии грянул «майский политический кризис», который вызвал в России вполне предсказуемую волну отказов от турпутевок в нашу республику. Ну, в самом деле, как отреагирует среднестатистический будущий турист, увидев на телеэкране картинку бушующего людского моря у президентского дворца в Сухуме (а такие картинки обошли, естественно, все федеральные каналы)? Понятно, что он тут же задумается: а не поехать ли отдохнуть куда-нибудь, подальше от греха, в другое место, благо выбор большой…


Но, слава Богу, и у нас политическая обстановка после 1 июня стабилизировалась. Как отметил председатель госкомитета по курортам и туризму республики Тенгиз Лакербай, выступая позавчера на большом совещании у и.о. президента Абхазии Валерия Бганба по итогам работы правительства за первое полугодие 2014 года и вопросам организации досрочных президентских выборов, были предприняты значительные усилия для того, чтобы через российские СМИ и другие ресурсы довести до потенциальных отдыхающих позитивную информацию о готовности к их приему. По его словам, сезон протекает на уровне прошлого года, весьма, кстати, успешного, «есть и небольшие плюсы».

Ну, а если вернуться к «крымскому фактору»… На прошлой неделе я на три дня выезжал в Россию и, проведя на обратном пути почти целый день в постолимпийском, похорошевшем Сочи, прочел в местной «Городской газете» статью «Битва за туриста». Не меньше половины статьи посвящено подробному и ревнивому сопоставлению отношения российского Центра к новообретенному Крыму и к Сочи. Вот маленький, но ключевой абзац: «Но тут вмешалась политика – из Крыма начали делать «витрину». О чистоте конкурентной борьбы уже не вспоминали». По правде говоря, меня покоробил заголовок «Битва за туриста»: на фоне ежедневно мелькающих телекадров, на которых гремят реальные бои на юго-востоке Украины с применением тяжелой техники, льется людская кровь, множатся жертвы, это как-то режет слух. Хотя понятно, что у всех свои проблемы и тружеников сочинской курортной сферы совсем не обрадовали «многомиллиардные субсидии», которые дотируют нынче единый проездной билет во все крымские здравницы, что авиарейсы до Симферополя теперь вполцены…

Вместе с тем вчера я прочел на сайте одного из российских интернет-изданий в корреспонденции «Крым не может принять всех желающих» информацию о том, что около 2,5 тысяч автомобилей скопилось в порту Кавказ в Краснодарском крае в ожидании переправы через Керченский пролив. Таким образом, за сутки очередь там увеличилась на 500 автомобилей. При этом лишь за минувшие сутки было перевезено около 2,5 тысяч машин и 3,1 тысячи пассажиров по единому билету. А пятикилометровый автомобильно-железнодорожный мост через пролив планируется ввести в эксплуатацию только в 2018 году, аккурат к проведению в России чемпионата мира по футболу.

Эти тяготы российских отдыхающих с «попаданием» в курортный Крым напомнили мне аналогичные тяготы с «попаданием» в курортную Абхазию. Причем в нашем случае в основе лежит исключительно субъективный фактор. Сколько деньжищ было вбухано за последние годы в обустройство инфраструктуры пограничных и таможенных постов «Псоу» на российско-абхазской границе! Вбухано, конечно, не зря, все теперь там выглядит очень «цивильно». Осталась, казалось бы, мелочь: позаботиться о том, чтобы в часы «пик» на российском погранпосту работали все кабинки с пограничниками. Ан нет! Не могут, мол, набрать необходимого количества сотрудников. На днях по каналу «Абаза-ТВ» был показан репортаж с границы, в котором отстоявшие на пешеходном переходе с российской стороны по полтора и больше часов на июльском пекле люди делились своими впечатлениями односложно: «Это кошмар».

Я тоже на прошлой неделе пересек границу в обе стороны, причем без машины. Но, во-первых, делал это ближе к вечеру, когда потоки уменьшаются, во-вторых, по совету друзей воспользовался рейсовыми автобусами с кондиционерами: туда – «Сухум – Ростов», оттуда – «Сочи – Очамчыра». В обоих случаях автобусы шли полупустые, и на автомобильном переходе границы пришлось отстоять в очереди не более получаса. Это уже полегче.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG