Accessibility links

Экстрадиция в обход правила №39


ЕСПЧ всегда выносит решение о запрете экстрадиции. Согласно правилу №39 регламента суда, экстрадиция лица, находящегося в Евросоюзе под защитой по политическим мотивам, невозможна ни при каких обстоятельствах

ЕСПЧ всегда выносит решение о запрете экстрадиции. Согласно правилу №39 регламента суда, экстрадиция лица, находящегося в Евросоюзе под защитой по политическим мотивам, невозможна ни при каких обстоятельствах

На прошлой неделе в Москву из Словакии был экстрадирован уроженец Чеченской республики Анзор Чентиев. Это уже второй случай, когда из страны Евросоюза в Россию выдают людей, связанных с северокавказским подпольем.

Эта история началась восемь лет назад. 18 апреля 2006 года два чеченских беженца Анзор Чентиев и Али Ибрагимов, приехав в Словацкую Республику, попросили у местных властей политического убежища. На интервью в полиции они рассказали, что воевали под командованием Аслана Масхадова, что являются убежденными сторонниками независимости Чеченской Республики и что после смерти Масхадова решили покинуть Чечню, попавшую под власть Кадырова. После интервью Чентиева и Ибрагимова отправили в лагерь беженцев, где они прожили четыре месяца… до их ареста.

Словацкие полицейские, узнав, что с ноября 2005 года Чентиев разыскивается Россией, сообщили в Москву, что он находится на территории Словакии, и попросили предоставить информацию о нем. Согласно данным российской прокуратуры, Чентиев был участником незаконного вооруженного формирования, созданного в 2001 году в Грозном. Члены НВФ незаконно закупали взрывчатые вещества, огнестрельное оружие, боеприпасы и средства связи.

По версии следствия, первое нападение на силовиков Чентиев якобы совершил в июне 2001 года. Он ехал в автомобиле по Грозному вместе с соратниками и увидел машину, в которой находились двое сотрудников ОМОНа. Они остановились и расстреляли машину из автоматического оружия, оба силовика погибли. Затем Чентиев пропал на четыре года. Следующий преступный эпизод с его участием датируется апрелем 2005-го. По данным Генпрокуратуры, боевик вместе с подельниками совершил разбойное нападение на дом одного из членов противоборствующей группировки. Угрожая автоматами, они отобрали у хозяина 150 тысяч рублей, ценное имущество и оружие. В мае банда напала еще на один дом и отобрала у хозяев деньги и ювелирные украшения на 200 тысяч рублей.


Словацкие власти, изучив предоставленную им информацию, арестовали Чентиева и почему-то Ибрагимова (возможно, и ему предъявлены какие-то обвинения, но об этом пока ничего неизвестно). После ареста адвокаты Чентиева в течение двух лет пытались добиться в судах всех инстанций Словакии запрета на экстрадицию его в Россию. В 2008 году Верховный суд Словацкой Республики вынес решение об экстрадиции Чентиева в Россию, которое в феврале 2009 года было отменено Конституционным судом страны. В ходе повторного разбирательства суд вновь принял положительное решение по запросу о выдаче. Чентиев обратился в ЕСПЧ, и через пять лет его жалоба была признана неприемлемой, и словацкие власти приняли окончательное решение об его экстрадиции в Россию.

До сих пор Россия безуспешно пытается добиться выдачи бывшего представителя Имарата Кавказ в Европе Ахмеда Чатаева и еще нескольких десятков бывших участников незаконных вооруженных формирований на Северном Кавказе, получивших убежище в Европе. ЕСПЧ всегда выносит решение о запрете экстрадиции. Согласно правилу №39 регламента суда, экстрадиция лица, находящегося в Евросоюзе под защитой по политическим мотивам, невозможна ни при каких обстоятельствах. Но Чентиев так и не смог добиться от Словакии признания его политическим беженцем, и суд рассматривал его дело исключительно как дело гражданина России, обвиняемого в совершении тяжких преступлений.

Правозащитные организации, журналисты и общественные деятели, защищавшие Чентиева и Ибрагимова, а за эти долгие восемь лет их было немало, не смогли убедить словацкие власти в том, что говорить о правосудии и объективном расследовании на территории Чечни абсолютно бессмысленно. Возможно, что в истории с Чентиевым роковую роль сыграло то обстоятельство, что данные им показания в интервью словацкой полиции и миграционной службе полностью совпали с теми обвинениями, которые ему предъявляли российские власти.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG