Accessibility links

Фотографии сгоревшего малазийского самолета, 298 жертв, их личных вещей, разбросанных по пшеничному полю и хуторам вокруг деревни Грабово на Востоке Украины, никогда не покинут меня, точно также, как ужас Локерби 1988 года, когда я был еще молодым.

Погибли десять наших граждан. Мы оплакивали их в эти выходные. Также погибли 27 австралийцев, в том числе и потерявшие родственников с другим малайзийским лайнером, пропавшим MH370. Погибли 43 малайзийских и 192 датских гражданина – это огромный удар для наших друзей и союзников. Мы стоим плечо к плечу с этими странами и со всеми, кого коснулось это горе.

Но вместе с сопереживанием есть место и злости. Злости от того, почему это вообще произошло. Злости от того, что Москва могла остановить этот конфликт, который сама же и раздула. Злости от того, что кое-кто на Западе - вместо того, чтобы найти решение, - просто понадеялся, что этот конфликт урегулируется сам по себе.

Мы должны установить полную картину произошедшего. Но растущая масса доказательств указывает на прозрачный вывод: рейс MH17 был сбит ракетой «земля-воздух», запущенной с территории, контролируемой повстанцами.

Раз так, мы должны четко понимать, что это значит: это прямой итог российского вмешательства в дела суверенного государства, направленного на дестабилизацию обстановки, нарушение территориальной целостности, а также результат поддержки бандитских вооруженных групп, их подготовки и снабжения оружием.

Мы должны превратить этот момент горя в момент действия, чтобы найти того, кто совершил это преступление и предать его правосудию. Но это будет более, чем правосудие.

Нам в Европе не нужно напоминать, что бывает, когда большие государства начинают запугивать маленькие. Нам не нужно напоминать, что бывает, когда превалирует доктрина «сила есть право». Нам не нужно напоминать уроки европейской истории. Но мы напомним. В течение долгого времени многие европейские страны не хотели осознавать возможные последствия того, что происходит в восточной Украине.

Сидя за столом на заседании Европейской комиссии в среду вечером, я опять увидел это нежелание во всей красе.

Ряд стран - с Британией в первых рядах - постоянно призывали к действиям, которые бы отражали весь масштаб этих долгосрочных угроз. Это, как правило, страны в непосредственной близости от России. Их непосредственный опыт дает им понимание, что стоит на кону. Их независимость и государственность достались им высокой ценой, и они об этом не забывают. Но есть и другие страны, которые настроены сдерживать проблему, не осмеливаясь принять ее и решить.

Элегантные фразы и прекрасные коммюнике не заменят реальных дел. Вооружение и наемники, переправляемые через границу между Россией и Украиной, поддержка вооруженных формирований, полуправда, пустые слова, срыв сроков. Это все должно прекратиться.

Некоторые международные кризисы неразрешимы. Но не этот. Если президент Владимир Путин прекратит поддержку боевиков в восточной Украине и позволит властям восстановить порядок, этот кризис может быть завершен. Безусловно, необходимо обеспечить полную защиту русскоговорящему населению. Этот вопрос может быть рассмотрен. Но, в первую очередь, Россия должна прекратить поддержку воинствующих сепаратистов.

Если президент Путин не изменит свой подход к Украине, тогда Европа и Запад должны радикально пересмотреть свое отношение к России.

Речь, конечно, не о военной операции. Но это тот самый момент, когда надо заставить считаться с нашими властью, влиянием и ресурсами.

Наши экономики сильны и их мощь растет. Но мы иногда ведем себя так, как будто нуждаемся в России больше, чем она в нас, в европейских рынках, капитале, наших знаниях и технологиях.

Мы не ищем конфронтации с Россией, но мы не должны отступать от наших принципов, которыми мы руководствуется в отношениях между странами в Европе, которые позволяют нам сохранять мир на континенте.

Вот, что должно произойти.

Во-первых, требуется немедленно предоставить доступ к месту крушения самолета, и место преступления должно оставаться нетронутым. Останки жертв должны быть идентифицированы, с ними нужно поступить с должным уважением, почестями, и передать родственникам. Необходимо объявить перемирие. Должно быть проведено полное расследование того, что произошло. У России будет много информации обо всех этих событиях, и она должна немедленно сделать ее доступной.

Во-вторых, Россия должна немедленно прекратить снабжение и подготовку повстанцев. Они не представляют народ Украины. Без российской поддержки они выдохнутся.

И, наконец, мы должны наладить долгосрочные отношения между Украиной и Европейским союзом, Украиной и Россией, и главным образом, между Россией и Евросоюзом, НАТО и странами Запада.

Какую форму примут эти отношения, зависит от того, как Россия отреагирует на эту чудовищную трагедию. Россия может воспользоваться нынешним моментом, чтобы найти выход из этого нарывающего, опасного кризиса. Надеюсь, что она сделает это. А если этого не произойдет, мы должны будем дать жеский ответ.

Почти 25 лет назад Великобритания принимала у себя саммит НАТО, который поставил точку в "холодной войне" и начал процесс привлечения России к мировым советам.

Через шесть недель Великобритания будет принимать у себя саммит НАТО в Уэльсе, где в центре внимания будет вопрос об отношениях с Россией. Россия должна решить, в какую сторону будут развиваться эти отношения.

Дэвид Кэмерон - премьер-министр Великобритании. Оригинал статьи был опубликован на странице британского премьера в Фейсбуке.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG