Accessibility links

Возвращение главного куратора


В Цхинвале и Москве поговаривают, что Сурков снова главный куратор Южной Осетии. Местные чиновники весьма чувствительны к подобным переменам, потому что всякий раз необходимо подстроиться под нового куратора

В Цхинвале и Москве поговаривают, что Сурков снова главный куратор Южной Осетии. Местные чиновники весьма чувствительны к подобным переменам, потому что всякий раз необходимо подстроиться под нового куратора

В Южную Осетию снова возвращается Владислав Сурков. По уверениям московских и югоосетинских экспертов, после полугодового перерыва он вновь главный куратор республики.

Весной этого года от республики отдалился Владислав Сурков. Внезапно, без объяснения причин. С его исчезновением буквально на полуслове оборвались и обсуждения грандиозных планов Суркова по модернизации республики. По этому поводу по Москве ходили разные слухи: одни говорили, что его перебросили на украинское направление, другие – будто он снова попал в опалу.

На какое-то время югоосетинское направление перешло под контроль Управления президента по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами, а главными кураторами республики стали начальник управления Владимир Чернов и его заместитель Сергей Чеботарев.

Теперь вроде ситуация переменилась. В Цхинвале и Москве поговаривают, что Сурков снова главный куратор Южной Осетии, а Чернова и Чеботарева отодвинули от республики. Местные чиновники весьма чувствительны к подобным переменам, потому что всякий раз необходимо подстроиться под нового куратора.

Главная проблема отношений Москвы и Цхинвала состоит в том, подчеркивает российский эксперт Евгений Крутиков, что существует несколько государственных структур, отвечающих за югоосетинское направление, на котором нет единого управления. Это и аппарат помощника президента, и управделами по культурным связям, МИД, плюс управление президента по внутренней политике, которая также продолжает влиять на связи с республикой. К этому перечню можно добавить и различные министерства и ведомства российского правительства. Все эти структуры контролируются конкурирующими кремлевскими группировками. Все это вкупе отрицательно сказывается на качестве взаимодействия России и Южной Осетии, говорит Евгений Крутиков:


«На управлении как таковом это сказывается катастрофически, потому что люди, в том числе в Южной Осетии, не могут установить, чего от них хотят. А сама Южная Осетия используется в качестве какой-то разменной карты, инструмента аппаратной борьбы российских групп влияния, которые используют республику и отдельных личностей в Цхинвале, особенно не размышляя, как это на них отразится».

По мнению Евгения Крутикова, этот хаос неостановим. В самой республике принято считать, что поддержка одного из кремлевских кланов придает веса местным политикам, служит для них неким оберегом. Например, многие в Южной Осетии убеждены, что именно благодаря покровительству Чернова Анатолий Бибилов сохранял за собой пост министра по чрезвычайным ситуациям, несмотря на сложные отношения с президентом Тибиловым. Теперь, когда Чернова отодвинули от Южной Осетии, местные чиновники рассуждают, как это отразится на позициях Бибилова.

По мнению югоосетинского эксперта Алана Джусоева, московские вмешательства во внутриполитическую конкуренцию ни к чему хорошему не приводят, поэтому лучше бы их не было:

«Вмешиваться могут, могут ломать через колено... В 2011-м, когда по отмашке из Москвы отменили итоги выборов президента, все это вылезло наружу, стало достоянием общества. Тогда стало очевидно, что общество к подобным вмешательствам относится отрицательно. Все это лишняя нагрузка. Зачем она нужна? Тем более что российским интересам в Южной Осетии ничто не угрожает – здесь нет ни одной партии, за которой бы стояли Грузия или Запад. В принципе, за всеми местными политическими организациями стоят или Москва, или состоятельные осетины, пользующиеся влиянием в нашем обществе».

При этом, подчеркивает Алан Джусоев, значение московских связей сильно преувеличено. На прошедших выборах в парламент поддержать партию «Новая Осетия» приехали из Москвы представители «Справедливой России», а партию «Единство» – «Единой России». И что с того? Несмотря на поддержку российских тяжеловесов, обе партии набрали по три процента голосов избирателей. Дело в том, что люди очень изменились за последние годы, говорит Алан Джусоев, они отходят от образа жизни военного общества. Каждый начинают жить своим умом, поэтому им все труднее навязать чужую волю, их все труднее обмануть:

«Общество сильно изменилось. Нет больше внешнего врага, стабильная ситуация по безопасности. Мы учимся жить в мире, задумываемся, чем бы нам заняться. Люди становятся прагматичными, им без разницы, кто там куратор – Иванов, Петров или Сидоров. Им неинтересны обещания золотых гор в будущем, ты им сегодня покажи что-то хорошее, и люди скажут тебе за это спасибо».


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG