Accessibility links

Премьерские «кадры»


Несмотря на заверения Ираклия Гарибашвили о том, что все представленные кандидаты – профессионалы и хорошие менеджеры, кроме Созара Субари обществу другие министры малоизвестны. Все они «кадры» самого премьера

Несмотря на заверения Ираклия Гарибашвили о том, что все представленные кандидаты – профессионалы и хорошие менеджеры, кроме Созара Субари обществу другие министры малоизвестны. Все они «кадры» самого премьера

Всего несколько часов назад стали известны имена шести кандидатов в министры правительства Грузии. Их представил премьер Ираклий Гарибашвили. Он же освободил от занимаемых должностей семерых членов кабинета, среди которых был и министр культуры Гурам Одишария. Однако, как стало известно сегодня, замену ему пока не нашли.

Держащим руку на политическом пульсе Грузии сегодня пришлось томиться до 6 часов вечера. Премьер-министр Ираклий Гарибашвили назвал имена кандидатов в министры на три часа позднее, чем это было объявлено ранее. Однако с появлением в комнате для брифинга премьер-министра с сопровождавшими его членами правительства интрига все же не получила своей развязки – журналисты не досчитались одного кандидата в министры. В простой арифметической задаче помог и премьер-министр Ираклий Гарибашвили. Он указал кандидатам на места по правую и по левую стороны от себя: «Трое здесь и трое там, вот так», – походя к микрофону, сказал Гарибашвили.

Первым он назвал кандидата на пост министра сельского хозяйства. Им оказался первый заместитель уже бывшего министра Отар Данелия. Министром инфраструктуры будет бывший глава дорожного департамента Давид Шавлиашвили, госминистром по делам диаспоры назван Гела Думбадзе, министром по исполнению наказаний – бывший губернатор Квемо Картли Георгий Мгебришвили, а имена министров по охране природы Элгуджи Хокришвили и по вопросам беженцев Созара Субари стали известны еще вчера:

«Что касается министра культуры. Я знаю, что этот вопрос вызывает большой интерес в обществе. Это очень ответственная должность, и министра выбираем с особой осторожностью и вниманием. Идут консультации по поводу нескольких кандидатур. Если не сегодня, то завтра утром мы представим нового министра культуры».


Искусствовед Софо Киласония не удивляется тому, что премьеру трудно выбрать нового министра культуры. Гурамом Одишария были недовольны все стороны. В правительстве – тем, что Одишария не смог лоббировать интересы инвесторов, ведущих работу вблизи исторического рудника Сакдриси. А защитники исторического наследия упрекают его в том, что он не смог занять принципиальную позицию по этому вопросу. По мнению Софо Киласония, проблема премьер-министра в том, что он ищет кандидатуру только среди своих людей:

«Этот круг политической элиты очень узкий, и в нем действительно нет таких людей, у которых были бы и знание, и опыт менеджера, и навыки общения с общественностью в этой сфере. С учетом этого я понимаю, что выбрать министра культуры очень сложно, только не понимаю, почему эта команда очень закрыта и изолирована».

Несмотря на заверения Ираклия Гарибашвили о том, что все представленные кандидаты – профессионалы и хорошие менеджеры, кроме Созара Субари обществу другие министры малоизвестны. Все они «кадры» самого Ираклия Гарибашвили.

Обновление кабинета министров на одну треть политолог Хатуна Лагазидзе считает подготовкой к парламентским выборам 2016 года. Президентские, а потом местные выборы, по словам Лагазидзе, показали, как за короткое время правительство «Грузинской мечты» неумолимо теряет доверие избирателей. Однако только обновление кабинета министров делу не поможет, говорит Хатуна Лагазидзе:

«Проблема не только в персоналиях. Проблема в том, что система принятия решений подорвана. Министры сейчас фактически не могут принимать самостоятельных решений в курируемых ими сферах. Какой бы успешный профессионал не назначался на пост министра, если не изменится существующая практика единоличного правления по принципу «один раз скажу – и выполняй!», то есть по принципу, свойственному силовым структурам – подчиняться беспрекословно, не анализируя и даже не обсуждая инициатив самих министров, – я с полной уверенностью могу сказать, что появление новых лиц в правительстве ничего не изменит».

Хатуна Лагазидзе, впрочем, настроена скептически, она считает, что в команде «Грузинской мечты» этого не осознают.

А для главы Центра экономического развития Романа Гоциридзе обновление кабинета министров стало лишь доказательством того, что в целом структура правительства нуждается в радикальном реформировании. По мнению Гоциридзе, такое маленькое государство, как Грузия, не нуждается в кабинете министров из 20 человек. Большинство из них носят характер функционального балласта, говорит Роман Гоциридзе:

«Структура нашего правительства очень бюрократичная. Очень раздутый штат, а функции выполняются не очень неэффективно. Думаю, что не стоит содержать отдельно аппараты госминистров по делам диаспоры, примирению и гражданскому равноправию, евроинтеграции – все они свободно могли бы существовать в виде департаментов в профильных министерствах. Зачем нужно Министерство беженцев или по делам молодежи, или же Министерство энергетики? Я не говорю о персоналиях, я говорю, что все это очень дорого обходится государству. Раньше в Грузии было и Министерство туризма, но сейчас эта структура работает в виде департамента при Министерстве экономики. И что, это портит дело? Нет, только экономятся средства».

XS
SM
MD
LG