Accessibility links

Луценко как катализатор системного кризиса в Грузии


Cкандал начался 14 июля, когда на судебном заседании по делу Вано Мерабишвили бывший глава МВД Украины, а ныне советник украинского президента Юрий Луценко позволил себе выкрик в адрес судьи: «Вы больше боитесь, чем Вано!»

Cкандал начался 14 июля, когда на судебном заседании по делу Вано Мерабишвили бывший глава МВД Украины, а ныне советник украинского президента Юрий Луценко позволил себе выкрик в адрес судьи: «Вы больше боитесь, чем Вано!»

В Грузии продолжается публичная перепалка между премьер-министром Ираклием Гарибашвили и председателем Верховного суда Котэ Кублашвили. Последний довольно резко отреагировал на вчерашнее заявление премьера, который потребовал оградить суд от «оскорбительных выкриков» бывшего главы МВД Украины Юрия Луценко на судебном процессе по делу Вано Мерабишвили. Эксперты объясняют возникший спор несовершенством судебной системы.

Этот скандал начался 14 июля нынешнего года, когда на судебном заседании по делу Вано Мерабишвили бывший глава МВД Украины, а ныне советник украинского президента Юрий Луценко позволил себе оскорбительный выкрик в адрес судьи: «Вы больше боитесь, чем Вано!»

Этот демарш в поддержку Мерабишвили не остался без реакции властей. Во вчерашнем выступлении на ТВ «Имеди» премьер-министр Ираклий Гарибашвили весьма нелестно высказался в адрес главы Верховного суда:

«Для меня, как для гражданина, категорически неприемлем тот факт, что иностранец оскорбляет судью суверенного государства. Меня удивляет пассивность главы Верховного суда. Котэ Кублашвили должен был осудить этот факт и защитить судью. Крайне подозрительно, почему он этого не сделал до сих пор».

Реакция председателя Верховного суда не заставила себя долго ждать: в специальном заявлении для СМИ Котэ Кублашвили заявил, что это не тот случай, когда кто-то нуждается в его покровительстве. Судья вправе удалить скандалиста из зала или наложить на него административное взыскание. Гораздо важнее ограничить судей от давления исполнительной власти, резко заявил Кублашвили:


«Я очень удивлен, что премьер не осудил своего министра (министра юстиции Тею Цулукиани), который оказывал прямое воздействие на судей, называя в прямом эфире их решения «конъюнктурными». По моему мнению, Ираклий Гарибашвили не должен проявлять пассивность и должен прямо указать министру на недопустимость давления на независимых судей».

По мнению политолога Важи Беридзе, выходка Луценко была тем катализатором, который выявил системный кризис в отношениях с судебной властью, которые исполнительная власть разрешить не в состоянии:

«Мы наблюдаем действия того «реформированного» суда, который создал Саакашвили. Формально Кублашвили прав, когда говорит о недопустимости замечаний в адрес судей. С другой стороны, премьер, как гражданин, имеет право на подобные замечания, так как судебная власть является проводником партийной политики ЕНД. Нужно понимать, что наша судебная система весьма далека от европейских стандартов, на протяжении лет она являлась карательной системой по исполнению прихотей прошлых властей. Отсутствие у нее независимости и привело к данным спорам, что лишь подтверждает необходимость ее (судебной власти) скорейшего реформирования».

К скорейшей реформе судебной власти призывает и исполнительный директор ассоциации «Единство судей Грузии» Нази Джанезашвили:

«В системе судебной власти первоочередной проблемой является ее администрирование, которое полностью скрыто от глаз общественности. Общество возмущается, видя лишь конечный продукт в виде судебных решений. Если решится процесс назначения и переизбрания судей, то мы избежим многих проблем, которые наблюдаем сейчас. Нынешнее положение в этой области весьма далеко от демократических принципов и профессиональных подходов. Пока у государства нет системного подхода к решению этой проблемы».

По словам экспертов, судей назначает Высший совет юстиции, который состоит из 15 членов, девять из которых, в том числе председатель Верховного суда, являются судьями (они избираются в совет конференцией судей, которая проводится раз в году). Четверых членов совета выдвигает парламент, еще одного представляет президент. Решения принимаются двумя третями голосов. Это, по словам судебных экспертов, создает патовую ситуацию – судьи, назначенные еще при прежней власти, переизбираются очень медленно, что и привело к кризису, итогом которого стали трения между премьером и председателем Верховного суда.

XS
SM
MD
LG