Accessibility links

Личный выбор Тибилова


Судя по последним кадровым решениям, очевидно, что президент Тибилов приступил к формирование своей команды на смену разношерстной публике, которой он до поры был обязан за поддержку на президентских выборах

Судя по последним кадровым решениям, очевидно, что президент Тибилов приступил к формирование своей команды на смену разношерстной публике, которой он до поры был обязан за поддержку на президентских выборах

Эксперты в республике Южная Осетия говорят о предстоящей ротации кадров в правительстве. По их мнению, усиливающаяся перед президентскими выборами политическая конкуренция неминуемо подстегнет Леонида Тибилова к новым кадровым решениям.

По наблюдениям югоосетинского эксперта Роланда Келехсаева, логика принятия кадровых назначений после парламентских выборов изменилась. Раньше назначениям в правительство предшествовали консультации президента со своим окружением, которое состоит из представителей конкурирующих между собой местных групп влияния. Для людей осведомленных каждое кадровое решение означало успех какой-либо из этих групп. Теперь все иначе. Недавнее назначение Мадины Остаевой на пост министра культуры, Алана Джиоева – министром юстиции, Маирбега Гучмазова – министром сельского хозяйства – это личный выбор Леонида Тибилова, говорит Роланд Келехсаев:

«Судя по последним кадровым решениям, очевидно, что президент Тибилов приступил к формирование новой, что называется, своей команды на смену разношерстной публике, которой он до поры был обязан за поддержку на президентских выборах. Можно сказать, что он больше не доверяе тем людям, которые проиграли выборы в парламент».

В кулуарах югоосетинской власти с придыханием говорят об ослаблении позиций всесильного главы администрации президента Бориса Чочиева как главного ответственного за то, что президент получил оппозиционное большинство в парламенте. Другие люди из президентского окружения, например, Владимир Келехсаев и Дзамболат Тедеев, отвечали за успех пропрезидентской партии «Единство народа» и со своей задачей справились. Руководитель СВР Сослан Гатикоев и министр внутренних дел Ахсар Лавоев обязались обеспечить успех партии «Ныхас» и тоже не подвели президента.


А вот Борис Чочиев, по уверениям местных чиновников, отвечал за остальные пять пропрезидентских партий. Вроде бы у него были широкие полномочия – по своему усмотрению он мог кого-то придержать, а кого-то, наоборот, усилить административным ресурсом. Но в итоге ни одна из этих пяти партий не прошла в парламент. Это провал, который в маленьком обществе, где все друг друга знают, объясняется не столько технологическими ошибками при проведении предвыборной кампании, сколько отношением людей к участникам процесса.

Местные эксперты предполагают, что ротация кадров в правительстве будет продолжена. По их мнению, пожалуй, единственный, кому пока не грозит отставка, – это премьер-министр Доментий Кулумбегов. По конституции, нового премьера необходимо согласовывать с парламентом, а значит, придется договариваться со спикером Анатолием Бибиловым и искать компромисс с политическим конкурентом. По предположениям местных наблюдателей, вряд ли Леониду Харитоновичу этого захочется.

По мнению Роланда Келехсаева, для президента Тибилова обновление кадров просто необходимо. Это возможность избавиться от навязанных ему людей и создать конкурентоспособную команду перед предстоящими президентскими выборами, подготовка к которым в республике уже идет полным ходом:

«Сейчас в республике формируется три центра притяжения. Один – это президент Тибилов, второй – спикер парламента Анатолий Бибилов и третий – это бывший президент республики Эдуард Кокойты. По уверениям людей из его близкого окружения, он вернется в республику уже в сентябре, откроет в Цхинвале офис и начнет подготовку к президентским выборам 2016 года».

В Цхинвале говорят, что Москва уже дала добро на участие Эдуарда Кокойты в предстоящих президентских выборах. После той роли, которую он сыграл в кризисе 2011 года, и зашкаливавших тогда протестных настроений против его режима мало кто мог представить себе, что Эдуард Джабеевич сможет вернуться в югоосетинскую политику через какие-то три года после отставки. В 2011 году казалось, он уходит навсегда.

Возможно, все дело в том, что явно завышенные в югоосетинском обществе ожидания от смены политического режима не оправдались. Не произошло ни улучшения качества жизни, ни долгожданных реформ, ни нового идеологического оформления власти, говорит Коста Коштэ:

«Немного видоизменилась форма, а содержание стало хуже. Я очевидец очень многих случаев – в разных местах, на разных уровнях, когда говорили: «уж лучше тот, чем теперешний, тот был какой-то, а этот никакой». Жизнь показала, что дело все было в кормушках. Людей обманули – не с новыми идеями они шли свергать режим, а с корыстным интересом».

Быть может, действительно, отсутствие явных улучшений в настоящем – это своего рода амнистия для прошлого. Пороки действующей власти часто трактуются как достоинство власти ушедшей. В итоге получается как бы конкурс на меньшее зло. Местное экспертное сообщество говорит о некой конкуренции, которая непременно подстегнет участников процесса, заставит их разродиться чем-то полезным для общества. Правда, при этом эксперты оговариваются, что веры в их новаторство немного, но очень хочется надеяться.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG