Accessibility links

Гела Николаишвили: «Приезд экспертов организован с целью пиара»


Грузинский адвокат и правозащитник Гела Николаишвили.

Грузинский адвокат и правозащитник Гела Николаишвили.

ПРАГА---Продолжаем тему в прямом эфире с адвокатом и правозащитником из Тбилиси Гелой Николаишвили.

Кети Бочоришвили: Батоно Гела, я хочу задать вам вопросы по обеим темам, которые прозвучали в материалах наших корреспондентов, но вначале поговорим о приезде экспертов. Как вы думаете, какого эффекта можно ожидать от их работы?

Гела Николаишвили: Что касается экспертов, которые приехали в Грузию по приглашению, то это три авторитетных специалиста, которые принимали участие в громких делах, где рассматривались нарушения или преступления бывших высокопоставленных лиц разных стран. Я думаю, что их приезд имеет большое значение в плане пиара. Я имею в виду то, что они, естественно, не будут включаться в детали расследования каждого дела, они получат информацию в общих чертах, они могут иметь доступ к материалам интересующих их дел, будут консультировать, но главная цель их приезда, как я полагаю, – это изучение конкретных дел и затем выступление в Грузии и в международных организациях своих стран с оценкой этих дел. Мы знаем, что правительство говорит, что это чисто правовое преследование бывших высокопоставленных лиц, но оппозиция (бывшие правители) говорит, что это чисто политическое преследование, и тут, естественно, уместны выводы нейтральных квалифицированных лиц, которые имеют большой опыт и авторитет.

Кети Бочоришвили: То есть их цель – разграничить уголовную и политическую подоплеку этих дел?

Гела Николаишвили: Да, конечно, это главная их цель.


Кети Бочоришвили: Батоно Гела, я хотела бы задать вам вопрос по институту «смотрящих». Он, как мы видим, продолжает действовать в учреждениях пенитенциарной системы, но у нас свеж в памяти тот жуткий скандал, который, в общем, стоил «Нацдвижению» власти. Почему эта система продолжает существовать, кому выгодно, чтобы «машина страха» все еще работала?

Гела Николаишвили: Я прослушал в эфире предыдущий материал. Можно частично согласиться с тем, что они говорят, но надо исходить из контекста – теперешнее положение сравнить с положением, которое было 15-20 лет назад или 5-7 лет назад. Естественно, и в далеком, и в недалеком прошлом существовали эти «смотрящие», они имели разные функции. Разница в том, что во время правления «Национального движения» их просто назначали руководители администрации департамента и те полностью исполняли их поручения. В настоящее время, конечно, нельзя отрицать продолжение существования этого института, но дело в том, что нельзя сказать, что «смотрящий» – это какое-то официальное лицо и кто-то его назначает, просто в каждом коллективе появляется какой-то авторитет – в школе, институте, на работе. Естественно, такие авторитеты, слово которых ценят, появляются и в криминальном мире. Другое дело – какое отношение к этому имеет администрация. Она принимает это как факт, воспринимает их как представителей криминального мира и борется с этим явлением. Я в своей практике часто встречался со случаями, когда т.н. смотрящих – криминальных авторитетов – просто переводят в закрытые или полуоткрытые пенитенциарные учреждения. Так что нельзя сказать, что сейчас представители администрации способствуют развитию этого института, чтобы он имел больше влияния.

Кети Бочоришвили: Но в то же самое время администрация не отказывается от их услуг, как мы видим.

Гела Николаишвили: Дело в том, что такие конкретные моменты бывают, но не исключено, что сами заключенные порой раздувают из мухи слона. Но если есть достоверные факты, то их, конечно же, надо расследовать и наказывать виновных. Я думаю, что обобщать эти факты на данном этапе не стоит.

Кети Бочоришвили: Спасибо, батоно Гела, но, конечно, в данном случае мы все-таки должны быть на стороне заключенных, которые жалуются.


XS
SM
MD
LG