Accessibility links

Чем недовольны правозащитники


Неправительтвенный сектор считает необходимым создать специальную «систему тестирования», которая определяла бы уровень заинтересованности общества в информации и важность «государственной тайны»

Неправительтвенный сектор считает необходимым создать специальную «систему тестирования», которая определяла бы уровень заинтересованности общества в информации и важность «государственной тайны»

Законопроект «О государственной тайне» обсудили сегодня представители нескольких неправительственных организаций. Новый закон инициирован парламентом Грузии, его автор - депутат от большинства Ираклий Сесиашвили. По словам представителей НПО, новый закон не отвечает нормам, принятым в развитых странах мира.

Ассоциация «Молодые юристы» уже представила парламенту Грузии свои замечания по законопроекту «О государственной тайне», с выводами юристов полностью согласны и представители Института развития свободы информации. Сотрудники этих НПО заявляют о необходимости внести серьезные изменения в проект.

Аналитик НПО «Международная прозрачность – Грузия» Лаша Гогидзе утверждает, что в законопроекте нет четкого определения понятию «государственная тайна» и это чревато определенными рисками:

«Под этой ширмой можно скрыть от общества такую важную информацию, которая касается, к примеру, коррупции, нарушения прав человека и т.д. Желательно, чтобы закон помогал сводить подобные случаи на нет».

С этим замечанием согласны и представители Ассоциации молодых юристов. В этой НПО считают необходимым создать специальную «систему тестирования», которая определяла бы уровень заинтересованности общества в информации и важность «государственной тайны». В случае если «интерес» будет превышать «важность», информация должна быть обнародована, считают они.


Автор законопроекта Ираклий Сесиашвили считает, что эта идея лишена какой-либо логики:

«В первую очередь пусть юристы объяснят мне, что такое «общественный интерес». В стране работают представители иностранных спецслужб, в том числе и в неправительственных организациях, которые стремятся к подрыву государственных основ. Если они заявят, что в общественные интересы входит рассекречивание информации, и, к примеру, соберут подписи граждан возле метро, это и будет общественный интерес?»

Любое лицо, заинтересованное в обнародовании той или иной информации, может обратиться в суд, продолжает Ираклий Сесиашвили. И только если решение будет вынесено в пользу истца, с «государственной тайны» может быть снят гриф «секретно».

Но размытость определения «государственная тайна» – это не единственный пункт, который оспаривают неправительственные организации. У их сотрудников вызывает возмущение тот факт, что авторы проекта «О государственной тайне» не пытались координировать свою работу со специалистами, работающими в настоящее время над законопроектом о «Свободе информации», поэтому многие пункты двух этих законов вступают в противоречие между собой. Председатель Института развития свободы информации Леван Авалишвили приводит такой пример:

«По этому законопроекту получается, что ответственность за разглашение может пасть на любого человека, который получил информацию и обнародовал ее. Если рассматривать его с точки зрения безопасности журналистов, то это довольно низкий стандарт. Но в США, к примеру, в этом случае журналисты неприкасаемы».

Однако в этом вопросе автор законопроекта Ираклий Сесиашвили категоричен. Он считает, что любой гражданин, виновный в разглашении информации, которая может поставить под угрозу безопасность государства, должен нести ответственность и никаких разграничений тут быть не должно.

Между тем Ираклий Сесиашвили напоминает о том, что на протяжении девяти месяцев, пока шла работа над законопроектом, эти НПО не изъявили желания принять в ней участие. Тем не менее некоторые замечания неправительственного сектора авторы законопроекта все же приняли во внимание.

Документ уже был рассмотрен в ходе комитетских заседаний. После возобновления работы парламента он будет рассматриваться во втором чтении.

XS
SM
MD
LG