Accessibility links

Где их взять, профессионалов?


Явно устаревавшая бюрократическая машина Южной Осетии трещит, как речное суденышко на морской волне. Чтобы не утонуть, нужны новые люди – профессионалы в конкретных сферах деятельности: от законотворчества до обустройства водоснабжения и канализации

Явно устаревавшая бюрократическая машина Южной Осетии трещит, как речное суденышко на морской волне. Чтобы не утонуть, нужны новые люди – профессионалы в конкретных сферах деятельности: от законотворчества до обустройства водоснабжения и канализации

Сегодня администрация президента республики Южная Осетия объявила конкурс на вакантные должности для соискателей моложе 30 лет. Местные эксперты, привыкшие к тому, что должности распределяются по протекции, по-разному отнеслись к этому предприятию.

Отдел анализа и прогнозирования Управления внутренней политики администрации президента Южной Осетии объявил о конкурсе на две вакансии – консультанта отдела по работе с общественными организациями и политическими партиями и консультанта отдела «Редакция Интернет» пресс-службы президента и правительства РЮО. К участию в конкурсе допускаются лица в возрасте до 30 лет с законченным высшим образованием.

Это объявление меня заинтересовало. Общеизвестно, что в Южной Осетии, как и в любой другой кавказской республике, без блата никуда не устроишься. И пусть объявили открытый конкурс не на какое-то хлебное место, но все-таки работа вполне престижная и зарплата, наверное, по местным меркам не из последних.

За разъяснениями я обратился к руководителю отдела анализа и прогнозирования Управления внутренней политики администрации президента РЮО Мурату Ванееву, объявившему конкурс на замещение вакантных должностей:

«Это не формальное объявление. На самом деле мы хотим подобрать образованных людей, способных объективно оценивать ситуацию. Если мы их найдем, от этого выиграют все. Поэтому нет никакой тенденциозности в подборе кадров в управление, ведающее таким важным делом, как внутренняя политика».


Югоосетинский политолог Дина Алборова говорит, что она, как и многие другие цхинвальцы, не верит, что этот конкурс будет настоящим:

«Люди, конечно, идут на эти конкурсы, подают заявки, проходят собеседования... Только победители конкурса определяются не по личным качествам соискателей, а по телефонным звонкам из разных кабинетов. Во всяком случае, до сегодняшнего дня было так. Вообще, сама идея проведения конкурса хорошая, но это должен быть принципиальный отбор, без оглядки на родственные связи конкурсантов и звонки их покровителей».

Наверное, тут можно вспомнить конкурс на должность директора завода «Багиата» в 2012 году, когда победил один кандидат, но волевым решением сверху итоги конкурса отменили и назначили другого. И все-таки время постепенно ломает старые схемы кадровых назначений. С 2008 года колоссально усложнились и задачи, которые ставит новое время перед властью, и сами функции управления государством.

Явно устаревавшая бюрократическая машина Южной Осетии трещит, как речное суденышко на морской волне. Чтобы не утонуть, нужны новые люди – профессионалы в конкретных сферах деятельности: от законотворчества до обустройства водоснабжения и канализации. И этим новым людям нужно уступить места. В республике часто можно услышать риторический вопрос: «где их взять-то, профессионалов?» Наверное, лучший способ их найти – провести конкурс, где они смогут сами о себе заявить, говорит руководитель Государственного комитета информации и печати Вячеслав Гобозов:

«Объявленный сегодня конкурс – это проявление той тенденции, на которую нас нацеливает президент: чтобы обновление кадров шло гласно, через конкурсы, а не через знакомства. Это те самые нормальные условия, которые будут способствовать решению кадровых проблем. Думаю, что подобная практика скоро станет нормой во всех ведомствах республики».

До сих пор считалось, что протекционизм в подборе кадров – это мера, необходимая для укрепления позиций власть предержащих, мол, расставлять по местам нужно людей лично преданных. А кто в нашем несовершенном мире преданнее человека из твоей семьи?

Теперь вдруг оказывается, что «свои» – неэффективные и расточительные люди. В новых условиях они уже не опора, а скорее могильщики для своих покровителей. И конкуренция за власть стала открытой, и на главные места в республике, не таясь, засматриваются другие крепкие парни, строят планы на будущее, собирают вокруг себя недовольных. Да и выборы последних лет показывают, что югоосетинский избиратель становится все требовательнее к кандидатам, все несговорчивее и злее.

Местная бюрократия пусть постепенно, пусть как бы нехотя, но все-таки переходит на некий новый уровень, когда главным условием укрепления ее власти становятся профессионалы на местах, а не друзья и родственники.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG