Accessibility links

В память об Абхазской сотне


Первые две сотни Черкесского конного полка состояли из адыгского населения Екатеринодарского и Майкопского отделов, третья сотня - из карачаевцев Лабинского отдела, а четвертая – из абхазов, среди которых было и небольшое число мегрелов

Первые две сотни Черкесского конного полка состояли из адыгского населения Екатеринодарского и Майкопского отделов, третья сотня - из карачаевцев Лабинского отдела, а четвертая – из абхазов, среди которых было и небольшое число мегрелов

На этой неделе на всей планете отмечают начало Первой мировой войны. 28 июля 1914 года Австро-Венгрия объявила войну Сербии. Но подобно тому, как на постсоветском пространстве дата 22 июня, когда в 41-м Гитлер напал на СССР, гораздо памятнее даты 1 сентября, когда в 39-м началась Вторая мировая война, начало Первой мировой гораздо больше ассоциируется у нас с 1 августа, когда в 14-м Германия объявила войну России.

Как известно, Первой мировой ее стали называть только после начала Второй мировой, а до этого в основном именовали Великой. В Российской империи ее называли Второй Отечественной или германской. А после установления советской власти – империалистической. А еще на долгие советские десятилетия она стала забытой войной. В том числе и в Абхазии.

Ничего удивительного, что участие абхазов в Первой мировой войне долго оставалось белым пятном в исторической науке. И лишь когда задули перестроечные «ветры перемен», за написание книги об Абхазской сотне Черкесского полка знаменитой Туземной конной дивизии, за которой потом закрепилось название Дикой, взялся Езуг Габелия. Хорошо знаю о его работе над этой книгой, которую он назвал «Абхазские всадники», по той причине, что в ее издание была вложена и моя небольшая лепта. Дело в том, что мой дальний родственник Езуг Габелия, уже немолодой к тому времени человек, не был ни профессиональным историком, ни литератором, просто эта тема была ему очень близка, и у него был собран значительный материал на нее. И он обратился ко мне с просьбой подготовить его рукопись к печати. Книга вышла в Сухуме в начале 90-х годов.

…Как известно, после русско-турецкой войны 1877-1878 годов абхазское население (то, которое осталось в Абхазии после махаджирства) было объявлено царем Александром Вторым «виновным», и только после революции 1905 года, в которой абхазы не принимали участия, его внуком Николаем Вторым эта «виновность» была снята. До этого абхазы не призывались в царскую армию. Впрочем, не подлежали они мобилизации и в 1914-м, на фронт пошли добровольцы.


Первые две сотни Черкесского конного полка состояли из адыгского населения Екатеринодарского и Майкопского отделов, третья сотня - из карачаевцев Лабинского отдела, а четвертая – из абхазов, среди которых было и небольшое число мегрелов. Всего в сотне состояло 128 всадников. Сотня выступила в поход 22 сентября 1914 г. и прибыла в Армавир 2 октября, где оставалась лагерем три дня. Черкесский конный полк в составе Кавказской туземной конной дивизии, входившей во 2-й кавалерийский корпус, принимал участие в операциях 7-й, 8-й и 9-й армий на Юго-Западном фронте. В июне 1916 г. он в составе 7-й армии участвовал в Брусиловском прорыве и наступлении русской армии в районе рек Стрына и Днестр. В начале 1918 г. полк был расформирован, как и все части императорской русской армии. Материалы Черкесского конного полка хранятся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА). Они рассказывают о подвигах абхазов на фронтах Первой мировой войны.

Противник называл воинов Дикой дивизии «дьяволами в мохнатых шапках», а русский царь – «Орлами Кавказа». Страшные слухи будоражили в то время Европу: русские ведут какую-то неведомую силу - орду из всадников, у тех за плечами черно-белые крылья. Современники отмечали, что кавказцы на полях Первой мировой войны показали себя прирожденными воинами, прекрасно владели холодным оружием.

Всего в разное время через Абхазскую сотню прошло около трехсот всадников из разных районов Абхазии.

Мне запомнилось одно из последних появлений на телеэкране Леонида Лакербая в ранге премьер-министра Абхазии. Это было нынешней весной, но еще до «неласкового» для команды Александра Анкваба мая. Леонид Иванович, который, в частности, руководил организацией юбилеев, говорил о планах руководства республики по увековечиванию памяти о героях той, «забытой» войны, столетие начала которой отмечается нынче. И, в частности, о замысле поставить им памятник. Это должен быть всадник на коне – примечательно, что в Абхазии, при всех ее традициях уважения к лошадям и конному спорту, нет пока ни одной конной статуи. Кстати, мне сразу подумалось, что это мог бы быть памятник самому известному герою Абхазской сотни – корнету Лакербаю, который пал на войне смертью храбрых и о многолюдных похоронах которого в Лыхны остались проникновенные воспоминания современников.

Но сегодня, как известно, Леонид Лакербая – в отставке, а все внимание общественности сосредоточено на приближающихся президентских выборах, и пока никаких мероприятий, посвященных событиям вековой давности, в республике не было. Лишь на телевидении, на обоих каналах вышли материалы, приуроченные к началу Первой мировой.

В любом случае памятник всадникам Абхазской сотни – это, конечно, дело будущего. Мне эта идея кажется очень правильной и симпатичной.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG