Accessibility links

ПРАГА---В рамках рубрики «Некруглый стол» мы продолжим обсуждение темы, затронутой в материале нашего корреспондента Мзии Паресишвили. Нашими гостями являются член городского совета, независимый депутат Алеко Элисашвили и его коллега, также член городского совета (сакребуло) Давид Зурабишвили из Тбилиси.

Кети Бочоришвили: Вся эта история с велосипедом мне напомнила о скульптуре гигантской прищепки, которая стоит в центре Филадельфии, которая в свое время также вызвала жаркие споры, как самое уродливое, по мнению многих, произведение искусства. В итоге она стоит сейчас, более того, ею любуются и считают своеобразным украшением города. Я не призываю к тому, чтобы и наш пресловутый велосипед, и все эти непонятные конструкции на Рике остались на месте ждать, когда их назовут шедевром. Я говорю к тому, что разговор у нового мэра с общественностью, как мне кажется, сразу же пошел не в том русле. Батоно Алеко, разве нет у нас в столице гораздо более приоритетных проблем, которые требуют неотложного решения?

Алеко Элисашвили: Дело в том, что история с велосипедом утрирована медиа. Я, как независимый депутат, часто критикую правящую партию, мэрию или руководство городского совета, но в этом случае я буду защищать права мэра города, потому что мы вчера в течение трех часов обсуждали очень серьезные проблемы города. Прозвучало много интересных вопросов, были ответы господина Нармания, и в конце был поставлен единственный вопрос об этих памятниках, на что Нармания сказал, что он самовольно ничего решать не будет. Проблема в том, что это серьезное обсуждение не было интересно для медиа. Эта дискуссия, длившаяся очень долго, была очень интересна и полезна для депутатов, но была очень «серой» для медиа, которая торопится подхватить что-то «желтое».

Кети Бочоришвили: То есть, вы хотите сказать, что это было искусственно раздуто? Батоно Давид, вы тоже так считаете? Не думаете ли вы, что все эти дискуссии все-таки проходят в политической плоскости и кому-то это было нужно?

Давид Зурабишвили: Я абсолютно согласен со своим коллегой, который точно обрисовал ту ситуацию, которая происходила в городском совете. Действительно, в течение трех часов мы обсуждали совершенно другие, очень важные вопросы, и на вопрос одного депутата: «что вы будете делать с этими памятниками?», мэр города дал общий ответ, в котором действительно прозвучало то, что он единолично этого решать не будет, и высказал какие-то свои суждения по этому поводу. Потом это было раздуто просто до космических масштабов, как будто это было главной темой.

Кети Бочоришвили: Мне понятна ваша мысль. Вы и батони Алеко сказали, что очень долго обсуждали конкретные вопросы. Скажите, пожалуйста, что сегодня надо решать городу конкретно, какие у него приоритеты? Идет ли это в унисон с приоритетами старой власти, или это совершенно иная концепция?

Давид Зурабишвили: Очень сложная ситуация (об этом говорил и мэр города) с бюджетом города, потому что до конца года осталось почти пять месяцев, а бюджет почти исчерпан. Это очень серьезная проблема, есть очень серьезные подозрения, что это именно политический вопрос, потому что были выборы и эти деньги были потрачены не совсем правильно. Мы с Алеко участвовали в выборах как мажоритарные кандидаты и встречались со многими людьми, которые высказывали очень много претензий по поводу каких-то строительств, которые люди считают незаконными. Действительно, если посмотреть, то там абсолютно все нормы нарушены – для этого не нужно быть большим профессионалом. Очень много проблем с канализацией. Все проблемы нужно решать как-то комплексно, подходить к этому концептуально. Например, мы думаем, что надо очень серьезно рассмотреть, на какие объекты строительства мэрией были выданы разрешения, потому что очень много разрешений было выдано в последние месяцы.

Кети Бочоришвили: Батоно Алеко, у меня к вам вопрос, касающийся города и старого его облика. Я знаю, что там тоже очень много проблем.

Алеко Элисашвили: Да, действительно, очень много проблем, потому что надо выработать совершенно новый подход, который будет ориентирован не на разрушение старого города и на новые постройки в старом городе, а на то, чтобы сохранить облик старого города и развить, потому что тенденцией последних лет было то, что называли реставрацией, а на самом деле являлось варварством – уничтожали старые уголки города и строили новые, очень странные здания.

Кети Бочоришвили: Еще там, по-моему, велось не совсем упорядоченное жилое строительство.

Алеко Элисашвили: Все было очень хаотично и по-варварски. Извините за выражение, но я по-другому это не могу назвать. Были какие-то программы – «Новый вид старого города», которые представляли собой какие-то коррупционные схемы.

Кети Бочоришвили: Будет ли мэр заниматься выработкой новой концепции развития города?

Алеко Элисашвили: Мы договорились об этом, и я на это очень надеюсь, потому что у мэра, можно сказать, очень хорошие подходы на этом этапе. Я очень оптимистично настроен, но всегда буду критичен.

XS
SM
MD
LG