Accessibility links

Конфликт между Юнус-Беком Евкуровым и Рамзаном Кадыровым вспыхнул с новой силой после инцидента между полицейскими на границе Чечни и Ингушетии, произошедшего 1 августа. Всю неделю руководители республик и их окружение обмениваются обвинениями в социальных сетях и разоблачают «козни» злонамеренных соседей.

Все началось в пятницу 1 августа, когда кортеж прокурора Чечни Шарпуди Абдул-Кадырова был задержан на пограничном посту «Волга-20», который находится в пяти километрах от административной границы между Чечней и Ингушетией. Сотрудники ДПС Ингушетии потребовали от чеченских полицейских, сопровождавших чеченского прокурора, предъявить документы и назвать цель визита в Ингушетию. Чеченские силовики, по словам секретаря Совбеза Ингушетии Алихана Кузьгова (он утверждает, что видел видео, снятое камерой видеонаблюдения на посту), отказались предъявить документы и начали словесную перепалку с ингушскими полицейскими, которая переросла в драку со стрельбой. По словам Кузьгова, один из чеченских полицейских первым ударил своего ингушского коллегу по лицу, а другой сделал 10-15 выстрелов в землю, одна из пуль срикошетила и ранила в ногу одного из чеченских силовиков. Забрав раненого, прокурор и его сопровождающие были вынуждены вернуться в Чечню.

Глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров через три дня после инцидента на границе собрал ингушских силовиков в Магасе и потребовал провести тщательное расследование случившегося, чтобы, как он выразился, «не лить воду на мельницу тех, кто любит накручивать ситуацию, распускать слухи, домысливать». Этим миролюбивые инициативы Евкурова не ограничились. Глава Ингушетии предложил республиканскому правительству и Совбезу встретиться с чеченскими коллегами и обсудить с ними предложение о совместном строительстве на границе двух республик гостевого дома. Евкуров уверен, что в будущем наличие места на границе, где человек может поспасть, поесть и помолиться, будет способствовать тому, чтобы подобные конфликтные ситуации не возникали. Как гостевой дом сможет повлиять на поведение чеченских силовиков, глава Ингушетии не уточнил.

В свою очередь чеченский омбудсмен Нурди Нухажиев заявил, что случившееся на границе было «целенаправленной провокацией» со стороны ингушских правоохранительных органов. По его словам, чеченский прокурор ехал на встречу с заместителем генерального прокурора России Иваном Сыдоруком, и его охрана вела себя корректно, а в инциденте виноваты «распоясавшиеся» ингушские полицейские на этом посту, на которых ему часто жалуются жители Чечни, посещающие Ингушетию. Нухажиев высмеял инициативу строительства на границе гостевого дома, напомнив Евкурову, что ингуши и чеченцы – братские народы, а брат брата должен принимать и кормить у себя дома, а не водить в гостиницу и ресторан.

2 августа уже другая делегация из Чечни, приехавшая в место компактного проживания беженцев в городе Карабулак, чтобы проверить наличие там беженцев из Чечни, едва не ввязалась в конфликт с ингушскими силовиками, которые, по словам чеченских чиновников, провоцировали их на агрессивные действия. Глава Чечни посвятил этому событию целый пост в инстаграме и посетовал на то, что подобные провокации в отношении чеченских чиновников являются отражением политики руководства республики Ингушетия и демонстрацией его некомпетентности.

В социальных сетях, на официальных и неофициальных сайтах обеих республик всю неделю идут «активные боевые действия»: чиновники, общественники и прочие неравнодушные граждане клеймят позором соседей, обвиняют друг друга в небратском отношении и нарушении российских законов. Но пока, в отличие от предыдущего конфликта, связанного с территориальными претензиями чеченского руководства к Ингушетии, никто не заявляет о своем желании решить вопрос силой.

Подобные конфликты – логичное продолжение амбиций Кадырова. Как сказал один грозненский острослов: «Кадыров не отступит до тех пор, пока руководителей всех соседних республик не будут звать Рамзан Кадыров». Естественно, никто не собирается сдаваться на милость такого победителя без сопротивления. Потому не секрет, что отношения Кадырова с руководителями соседних регионов очень сложные. Чувствуют это и силовики, и руководители на местах. В этом смысле показательным был конфликт пару месяцев назад с мэром Хасавюрта Сайгидпашой Умахановым, которого Кадыров обвинял в бандитизме и пособничестве боевикам.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG