Accessibility links

С сегодняшнего дня каждый понедельник новый мэр Тбилиси Давид Нармания будет принимать у себя посетителей. Какой вопрос вы хотели бы ему задать?

Тархан Махмедов, 57 лет: Я записался на прием неделю назад. Сказали, что позвонят, но не позвонили. Пришел сегодня к мэрии, сказали, что живая очередь. Я с 2000 года живу в квартире, которую получил по работе. Но она не оформлена на меня. В 2012 году была программа оформления имущества, а я опоздал на неделю, так как был в отъезде, и так и не приватизировал свою жилплощадь.

– Желающих попасть на прием к мэру довольно много, как вы думаете, он выслушает всех желающих?

Тархан Махмедов: Не знаю, но он должен принять всех. По крайней мере он обещал людям. Если не удастся попасть к нему сегодня, приду в следующий понедельник.

Тети Гогочури, 43 года: К мэру у меня конкретный вопрос. Я бывшая спортсменка, метательница ядра. До 2013 года работала в мэрии в спортивном отделе. А потом меня уволили, сказав, что я замечена в (партии) «Грузинской мечте». Хочу, чтобы Нармания изучил мое дело и назначил хотя бы собеседование. И если я не достойна этой работы, пусть тогда не берут (обратно в мэрию).

– Как вы думаете, сможет Давид Нармания уделить вам и многим другим достаточно внимания?

Тети Гогочури: Я надеюсь на это. Вообще, про него говорят, что он порядочный человек. На эту порядочность и непредвзятость я и надеюсь.

Лела Маргиани, 52 года: Это очень хорошая инициатива. Очень важно, чтобы мэр встречался с людьми хотя бы раз в неделю.

– У вас лично есть к нему какой-нибудь вопрос или требование?

Лела Маргиани: На этот раз нет. Вообще, раньше, еще при коммунистах, была такая же система приема. Составлялись списки, и люди в порядке очереди заходили к мэру. Мне тоже доводилось. Но всех, конечно, Нармания не сможет принять. Человек 30-40, наверное, за день. Наверное, будет какая-то квота.

Ника Гелашвили, 21 год: Я бы поинтересовался, какие у него планы для развития города. В Тбилиси много проблем. В последнее время, например, электричество стало отключаться чаще. Вообще, очень много проблем существует, но у нас нет соответствующей инфраструктуры и сильных институтов, чтобы их эффективно решать.

Джовани Вепхвадзе, 65 лет: Мы все хотим, чтобы город обрел нормальный вид. Чтобы продолжилось начатое строительство различных объектов, жилых домов. И чтобы были разрушены уродливые здания. Это я ему сказал бы.

– Как вы в целом оцениваете инициативу мэра встречаться с жителями города?

Джовани Вепхвадзе: Это капля в море. Если он поможет чем-то отдельным людям, система от этого лучше не станет. Нужно вносить именно системные изменения, чтобы наладилась жизнь людей. А эти встречи скорее для того, чтобы создалась видимость дела.

Майя Шенгелия, 42 года: У меня масса вопросов, касающихся города. Почему строятся высотные уродливые дома в старых районах; почему дороги в таком состоянии; почему в парках срубают деревья и строят дома? Воздух в городе отравлен, нашим детям нечем дышать. И еще. Когда бюджетные деньги начнут тратиться по назначению, а не на служебные машины, бензин и так далее?

Ираклий, 72 года: Пока у меня вопросов нет. Посмотрим, что он (Нармания) сделает, потом будем задавать вопросы.

XS
SM
MD
LG