Accessibility links

Дилемма дела Пухаевых


Братья Пухаевы нанесли себе раны в области брюшной полости в изоляторе временного содержания. На крайнюю меру заключенные пошли после того, как к ним не пустили российских адвокатов, ссылаясь на то, что материалы дела содержат гостайну

Братья Пухаевы нанесли себе раны в области брюшной полости в изоляторе временного содержания. На крайнюю меру заключенные пошли после того, как к ним не пустили российских адвокатов, ссылаясь на то, что материалы дела содержат гостайну

Родственники арестованных по обвинению в измене родине братьев Пухаевых говорят, что заключенным не дают общаться с российскими адвокатами. Сами братья в минувший понедельник нанесли себе телесные повреждения. Игоря и Батыра Пухаевых югоосетинские правоохранители задержали месяц назад. Уголовные дела против них были возбуждены Генпрокуратурой республики еще в 2008 году по обвинению в сотрудничестве с созданной Тбилиси администрацией Южной Осетии под руководством Дмитрия Санакоева.

Братья Пухаевы нанесли себе раны в области брюшной полости в изоляторе временного содержания в минувший понедельник. На крайнюю меру заключенные пошли после того, как к ним не пустили российских адвокатов, ссылаясь на то, что материалы дела содержат государственную тайну. Вслед за арестом Батыр Пухаев объявил голодовку и прекратил ее только три дня назад после нанесения себе телесных повреждений. Братьям была оказана медицинская помощь, и их вернули в ИВС. Впрочем, видеться с заключенными не дают не только российским адвокатам, но и родственникам, говорит брат заключенных Инал Пухаев:

«Мои братья в знак протеста себя порезали. Они хотят, чтобы к ним допустили адвокатов из России и журналистов. Они хотят рассказать о том, почему арестованы. Себя они виновными не считают. Следствие ведет КГБ. Их вывозят на допросы, но нам видеться запрещается. Мои братья хотят рассказать о том, как их выгнали из республики».

Адвокат Пухаевых, руководитель адвокатского бюро «За права человека» Джабраил Габачиев говорит, что направил жалобы на действия югоосетинских правоохранителей в Россию, так как Пухаевы – российские граждане. Габачиев считает, что вмешательство российских властей заставит югоосетинских силовиков уважать закон:

«В Конституции прописано, что РФ оказывает помощь своим гражданам. Пухаевы – граждане РФ. Они проживали в Северной Осетии, зарегистрированы здесь, отсюда уехали.

– Пухаевы являются гражданами еще и Грузии. Кто должен заниматься их судьбой? Россия или Грузия?

МИД РФ. Я отправил обращение и на имя президента РФ, и на имя министра иностранных дел Лаврова. Я жду от них ответа. Сегодня я разговаривал с уполномоченным по правам человека Северной Осетии, он написал от имени главы РСО-Алания Таймураза Мамсурова документ на имя президента РЮО Тибилова, но почему-то Мамсуров пока его не подписывает и не отсылает. В письме говорится о просьбе защитить российских граждан – освободить и передать российским правоохранительным органам. Почему Мамсуров не подписывает? Конечно, он в курсе. Письмо у него на столе лежит. Надо у него спросить».

Как сообщают мои источники, негласное разрешение на приезд в республику на похороны матери братья Пухаевы получили от главы СВР Сослана Гатикоева и генпрокурора республики Мераба Чигоева. Дело в том, что до сотрудничества с Дмитрием Санакоевым Пухаевы поддерживали дружеские отношения со многими видными южными осетинами, занимающими сейчас в Цхинвале высокие посты. Неудивительно, что ни одно должностное лицо в Южной Осетии не сделало никакого официального заявления за месяц с момента ареста Пухаевых. Единственным, кто высказался по этому делу, был спикер парламента Анатолий Бибилов, заявивший, что ничто не может их оправдать, так как Пухаевы предали родину.

Как утверждает брат заключенных Инал, в личных беседах с ним чиновники выражают сочувствие и ссылаются на уголовное дело, возбужденное еще при Эдуарде Кокойты. По утверждению самих Пухаевых, именно экс-президент организовал их преследование. Они говорят, что честны перед осетинским народом и вынуждены были просить убежища в Грузии под давлением силовиков, действующих по указанию Кокойты. Позицию арестованных разделяют и некоторые высокопоставленные югоосетинские чиновники. В неофициальной беседе с родственниками Пухаевых генпрокурор Мераб Чигоев якобы сказал, что «уголовное дело есть, открыто при Кокойты и поделать с ним ничего не может».

Дело в том, что Пухаевы приходятся родственниками Кокойты по материнской линии. В 90-е годы брат президента Роберт Кокойты занимался бизнесом вместе с Батыром Пухаевым. Однако после избрания Эдуарда Кокойты президентом отношения Роберта и Батыра стали портиться, что впоследствии привело к конфликту и между экс-президентом и Пухаевыми.

Впрочем, не все склонны видеть в уголовном преследовании следствие личной вражды с бывшим президентом. По мнению моих анонимных собеседников, отсутствие вопросов к заключенным у Чигоева вовсе не означает, что у Генпрокуратуры их также нет. Просто некоторым югоосетинским чиновникам шум вокруг дела Пухаевых ни к чему. Неслучайно Дмитрий Санакоев после ареста братьев обратился с заявлением именно к югоосетинскому генпрокурору. Кстати, двоюродная сестра Мераба Чигоева, Майя Чигоева-Цабошвили, занимала должность министра иностранных дел в пропагандистском проекте Саакашвили – так называемом альтернативном правительстве Южной Осетии. Получить комментарии по делу Пухаевых от генпрокурора не удалось, он сослался на занятость и перестал отвечать на звонки.

В распространенном 24 июля 2014 года заявлении так называемой администрации Дмитрия Санакоева говорится, что Игорь Пухаев и его брат Батыр приехали в Цхинвал, предварительно получив от местных властей гарантии безопасности. Так называемая администрация Санакоева не отрицает сотрудничества с Пухаевыми, но заявляет, что «ни один из братьев не имеет никакого отношения к проведению в 2006 году альтернативных выборов президента Южной Осетии».

По мнению моих источников, югоосетинские власти поставлены в неловкое положение: получается, что именно они заманили Пухаевых в ловушку – дали гарантии безопасности, но обеспечить их не смогли или не захотели. Похоже, единственным выходом, позволяющим всем сохранить лицо, может стать побег заключенных из тюрьмы.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG