Accessibility links

Малхаз Харбедия: «Грузинское вино уже начало приходить в себя»


Президент «Винного клуба», автор книг о винной культуре Грузии, литературный критик Малхаз Харбедия

Президент «Винного клуба», автор книг о винной культуре Грузии, литературный критик Малхаз Харбедия

ПРАГА---В Германии проходят Дни Грузии. Об одном из мероприятий этих дней и о том, что с ним связано, рассказывает Малхаз Харбедия, который возглавляет «Винный клуб», пишет книги о винной культуре Грузии и является литературным критиком. Мы предлагаем вам беседу с Малхазом Харбедия – героем нашей рубрики «Гость недели».

Малхаз Харбедия: Я нахожусь в Праге проездом, приехал к друзьям. Начиная с конца июля, в Берлине проходят Дни грузинской культуры.

Кети Бочоришвили: Они тоже только что закончились и в Чехии.

Малхаз Харбедия: В рамках этого мероприятия, организатором которого является грузинское посольство в Германии, прошел вечер грузинского вина, на котором «Винный клуб» и я представили презентацию о грузинском вине, традиционных методах виноделия (в квеври и т.д.), грузинских сортах винограда. Мероприятие закончилось дегустацией 12 вин почти всех типов – начиная с белых сухих, заканчивая красными полусладкими. Только один тип вина был красным полусладким, а остальные, в основном, вина, сделанные традиционным методом, в квеври.

Кети Бочоришвили: Какие в основном компании были представлены?

Малхаз Харбедия: Здесь были и большие компании, и малые винные погреба, в том числе погреба, занятые т.н. органическими методами виноделия и натуральным виноделием, а также были представлены классические белые и красные сухие вина.

Кети Бочоришвили: Как вам показалось, Германия знакома с грузинскими винами, проявляет к ним интерес?

Малхаз Харбедия: Есть круги, которые очень интересуются грузинскими винами, грузинскими сортами, конкретно – традиционным грузинским методом. В Германии и в немецкоязычном мире – в Австрии, Швейцарии – есть люди, которые уже несколько лет заняты квеври-виноделием, привозят из Грузии квеври.

Кети Бочоришвили: То есть даже компонентами пользуются?

Малхаз Харбедия: Да, конечно. Эта волна, можно сказать, началась и во Франции, и в Италии, Словении, во всей Европе, а также в Америке, не скажу, что очень популярна, но есть некоторые посвященные в виноделие люди. Моя знакомая, мастер виноделия из Лондона мне сказала, что это последний штрих моды, но в кругах очень посвященных. Квеври – очень популярная тема. В том числе в Германии и в немецкоязычном мире уже несколько виноделов делают из местных сортов винограда традиционные грузинские вина.

Кети Бочоришвили: Вы, наверное, рассказали еще о том, что совсем недавно ЮНЕСКО взяла под свою опеку традиционный метод грузинского виноделия.

Малхаз Харбедия: Это было очень своевременное и значительное событие, потому что уже во всем мире начинают пользоваться нашим методом. Многие виноделы, к сожалению, говоря об этих методах, всегда почему-то используют слово «амфора», потому что это, может быть, более понятно, но в реальности ничего общего с амфорой квеври не имеет – это совершенно другой сосуд.

Кети Бочоришвили: Форма, сама глина или технология использования?

Малхаз Харбедия: Ни форма, ни использование, потому что амфора используется в основном для хранения и перевозки вина.

Кети Бочоришвили: Я много путешествовала по Тоскане, и в паре деревень я видела что-то наподобие квеври, которое тоже было зарыто в землю. Это их какой-то метод или что-то перенятое?

Малхаз Харбедия: В Испании, на Сицилии, в Италии есть такая традиция. Например, в Испании квевриобразные сосуды называются тинахас, но они располагаются в погребе над землей. В Италии и Сицилии сосуды иногда зарыты наполовину. Есть какая-то традиция, но в Грузии это абсолютно тотальная традиция – и в Кахетии, и в Картли, и в Имерети, и в Раче – везде существует эта непрерывная традиция. Кахетинский метод, например, в корне отличается от всех методов в мире, потому что он подразумевает ферментацию и мацерацию вина с мезгой, кистями – абсолютно со всем, в течение 5-6 месяцев. Современные последователи метода квеври как раз начали на более долгий срок оставлять на мезге свои вина. В Европе тоже пытаются найти подходящие сорта винограда для таких типов вина, как грузинские кахетинские вина. Например, в Италии делают в квеври прекрасную «Мальвазию», в Словении «Витовска» и некоторые другие сорта.

Кети Бочоришвили: Но «Мальвазия» же считается сладким вином…

Малхаз Харбедия: Традиционно – да, но сделанное в квеври – это абсолютно сухое вино, очень похожее на кахетинское грузинское вино, например, на «Киси», потому что, в отличие от «Ркацители», который является основой грузинского традиционного виноделия и главным сортом, «Киси» более ароматный и ярко выраженный, потому что «Ркацители» – это определенно характерный сорт, «с мускулами» и т.д., а «Киси» более играющий, артистический.

Кети Бочоришвили: А чья заслуга в том, что ЮНЕСКО обратила внимание на квеври?

Малхаз Харбедия: В это дело были включены и мы (неправительственные организации), и правительство Грузии, Министерство культуры, Департамент охраны памятников, который очень активно работал в этом направлении. Была создана рабочая группа, в которую входил наш «Винный клуб», Ассоциация вин квеври, Ассоциация грузинского вина, Агентство грузинского вина, Министерство культуры, которые долго работали над этим документом. Главным в этом деле было то, что эта традиция должна была быть живой, и в течение некоторого времени надо было доказывать это, но это было нетрудно, несмотря на то, что Грузия за два десятилетия, можно сказать, ушла в андеграунд. В последние 6-10 лет традиция изготовления вина в квеври вышла из подполья и стала достоянием не только грузинской, но и мировой культуры. После этой работы в Баку было принято решение: подобно французской кухне или Театру кабуки и другим нематериальным культурным достояниям, грузинский метод изготовления вина в квеври был признан уникальным.

Кети Бочоришвили: Признание метода квеври, конечно, имеет очень большое значение, тем более, вы говорите, что его уже заимствуют у нас, стали им пользоваться даже виноделы во Франции и Италии, но, тем не менее, вряд ли это поможет вывести грузинское вино на мировой уровень. Итальянцам понадобилось, по-моему, лет 60 или 70, чтобы доказать миру, что итальянское вино ничуть не хуже французского, и они все это время потратили на классификацию своих вин. Без классификации грузинских вин нам, наверное, не видать мирового рынка. Кто-нибудь занимается этим?

Малхаз Харбедия: Да, последние годы в Грузии более активно работают над этими темами, в том числе правительственные и неправительственные организации. Наш «Винный клуб» каждый год издает гид грузинского вина, и мы пытаемся как-то определить контуры грузинского вина, которое очень многогранное, начиная с игристых вин, заканчивая сладкими винами, но всему надо найти свое место. К сожалению, в течение десятилетий Грузия была абсолютно зависима только от советского рынка, и преемники этого рынка – Россия, Украина, Казахстан, Белоруссия – продолжают навязывать свои вкусы грузинским современным виноделам. Но все-таки в Грузии началось возрождение старых методов, есть в Грузии новые вина, созданные по современным методам, и т.д. Грузинское вино уже несколько лет как начало приходить в себя, нашло свой стиль, оно становится более индивидуальным, не таким унифицированным, как 10-15 лет назад. Какое было грузинское вино? Белое сухое и красное полусладкое…

Кети Бочоришвили: Давайте, будем говорить, что не только унифицированное, но и фальсифицированное. Я хорошо помню, как в России ломились прилавки от «Хванчкары». Там, где на двух склонах вызревает виноград, причем до 24% сахаристости, его вроде можно по пальцам пересчитать, и можно было выпустить максимум 50 тысяч бутылок. И это могло быть на всех винных полках? Эмбарго послужило отличной встряской для грузинского вина.

Малхаз Харбедия: И не только это, потому что в Грузии, начиная с 90-х годов, были тенденции для того, чтобы грузинское вино стало тем, к чему оно стремится. Потому что грузинское вино каждый год развивается, рождаются новые винодельни, появляется конкуренция. Если 20 лет назад в Грузии можно было найти только «Ркацители» и «Саперави», то сейчас насчитывается более 20 сортов. На прилавках можно найти и другие, уникальные сорта винограда, такие как «киси», «хихви», «чхавери», «оцханури-сапере», «тавквери», «шавкапито» и много других отличных сортов, которые абсолютно отличаются от современных, очень популярных сортов. Всякий, кто желает найти что-нибудь новое в современном винном мире, в первую очередь знатоки вина, обращаются к грузинским сортам винограда и методам. Это для нас, можно сказать, очень большая фора и ответственность.

XS
SM
MD
LG