Accessibility links

Кто хозяин в тюрьме?


О том, что в тюрьмах Грузии по-прежнему актуальна проблема «авторитетов», говорят и в департаменте по мониторингу и превенции аппарата Народного защитника

О том, что в тюрьмах Грузии по-прежнему актуальна проблема «авторитетов», говорят и в департаменте по мониторингу и превенции аппарата Народного защитника

Гибель заключенного руставской тюрьмы породила новую волну разговоров о так называемом институте смотрящих в местах лишения свободы. В «Национальном движении» смерть 24-летнего Джидо Пицхелиани связывают именно с влиянием тюремных «авторитетов». При этом члены семьи погибшего еще вчера отказывались верить в версию о самоубийстве, однако сегодня изменили свою точку зрения.

В ночь на 17 августа в руставской тюрьме №6 погиб заключенный Джидо Пицхелиани. Его тело обнаружили сокамерники в уборной. На шее 24-летнего парня была рана, а поодаль лежал заточенный самодельный предмет. Прокуратура сразу возбудила дело по статье «доведение до самоубийства», однако члены семьи Пицхелиани отказывались верить в то, что Джидо самостоятельно нанес себе несовместимое с жизнью ранение. Ближайшие родственники погибшего утверждали, что до освобождения ему оставалось каких-то десять месяцев и во время свиданий он совершенно не выглядел подавленным. Однако сегодня отец Джидо Пицхелиани – Демур заявил журналистам, что его сын покончил жизнь самоубийством. К такому выводу он пришел, поговорив по телефону с двоюродным братом погибшего, который отбывал наказание в одной камере с Джидо:

«Это самоубийство. Он проснулся в три часа ночи. Это услышал один из сокамерников и спросил, что случилось. Джидо ответил, что ему нехорошо и зашел в туалет. Потом его нашли с перерезанным горлом. Не нужно никакого расследования. Он потому покончил с собой, что предыдущая власть присудила ему 21 год ни за что», – сказал Демур Пицхелиани.

Звучит по меньшей мере странно, потому что в результате амнистии тюремный срок Джидо Пицхелиани был сокращен до шести лет, и в мае 2015 года он должен был выйти на свободу. Представители «Национального движения», мгновенно подхватившие эту историю, высказывают мнение, что парень мог покончить с собой из-за давления со стороны так называемых смотрящих руставской тюрьмы.

О том, что в тюрьмах Грузии по-прежнему актуальна проблема «авторитетов», говорит и глава департамента по мониторингу и превенции аппарата Народного защитника Ника Кварацхелия. Он напоминает о прошлогоднем самоубийстве заключенного кутаисской тюрьмы Давида Дзвелая, причиной которого, по мнению членов семьи погибшего, был конфликт с тюремным «авторитетом». По словам Кварацхелия, прокуратура должна дать ответ на вопрос, могла ли тюремная администрация предотвратить гибель заключенного Пицхелиани:

«Мы изучили заявление Министерства пробации, в котором говорилось, что видеонаблюдение в уборной недопустимо, из-за чего не удалось проследить за действиями заключенного. Разумеется, видеонаблюдение в уборных вести не следует, но это не дает ответа на вопрос, имела ли администрация тюрьмы возможность предотвратить этот трагический случай. Возможно, на заключенного оказывалось какое-то давление или ему кто-то угрожал. Следует установить, знали ли они о его психологическом состоянии».

Ника Кварацхелия описывает руставскую тюрьму №6 как крайне мрачное учреждение закрытого типа, где заключенные практически все время пребывают в камерах. По словам главы департамента по мониторингу и превенции аппарата омбудсмена, администрации тюрьмы надо задуматься о создании более человеческих условий и на первых порах хотя бы предоставлять заключенным больше времени на прогулки.

XS
SM
MD
LG