Accessibility links

Журналистов бояться – в президенты не ходить


Непонятно, почему партийные СМИ должны быть лишены возможности принимать участие в общественной дискуссии, тем более что независимые СМИ занимают порой и более радикальные позиции во внутриполитической борьбе, поддерживая одну из сторон в ней

Непонятно, почему партийные СМИ должны быть лишены возможности принимать участие в общественной дискуссии, тем более что независимые СМИ занимают порой и более радикальные позиции во внутриполитической борьбе, поддерживая одну из сторон в ней

Если наш, то разведчик, если их, то шпион, если наши, то партизаны, если их, то бандиты… Этот известный список понятий-«хамелеонов» я, следя за комментариями к интервью кандидатов в президенты Абхазии, дополнил для себя новыми парами слов. Например, если вопрос кандидату сформулирован нашим единомышленником, то он острый, а если нашим политическим оппонентом, то он провокационный…

Именно так охарактеризовали вопросы моей коллеги Елены Заводской в интервью на «Эхо Кавказа» «Аслан Бжания: я не готов дать оценку майским событим…» некоторые форумчане в ходе завязавшейся дискуссии на популярном абхазском сайте «Абхаз авто». Им как будто было невдомек, что с теми же самыми в основном вопросами автор интервью обращалась и к остальным троим кандидатам в президенты. Впрочем, одного из интернет-пользователей последнее обстоятельство тоже почему-то возмутило; очевидно, он не имел понятия о том, что существует такой жанр – «интервью-анкета», применение которого в данном случае было более чем уместно, так как ставило кандидатов в равные условия. Задавала, впрочем, Заводская собеседникам и некоторые «индивидуальные» вопросы – из разряда «неудобных», но при этом задавала такие КАЖДОМУ.

После ее интервью из этого цикла с Мирабом Кишмария, точнее после появившегося затем интервью с ним же пражского интернет-издания CaucasusTimes, на сайте зазвучали и вовсе странные вещи. Типа того, что Заводская наверняка исказила высказывания Мираба Борисовича, который в интервью CaucasusTimes говорит, мол, совсем другое, чуть ли не сочинила их за него. И тут же кто-то вставил: нет, знаете, я прослушал аудиозапись интервью, все совпадает. А другой добавил: и Кишмария не выступил же с опровержением текста своего интервью на «Эхо Кавказа»… Удивительно! А то, значит, автор могла бы и сфабриковать это интервью (?!). И откуда вообще взялись эти подозрения? Если вчитаться в тексты обоих интервью, нетрудно заметить, что, несмотря на всю разницу стилей (похоже, что письменные ответы на вопросы интернет-издания готовились штабом Кишмария, хотя им, несомненно, визировались), прямо противоположных, взаимоисключающих утверждений в них нет. Больше того, если вы знакомы с предыдущими выступлениями Мираба Кишмария, то вспомните в них и его критические высказывания об экс-президенте Абхазии, и оценку действий оппозиционеров по его отстранению от власти как неконституционных. (Одно другому отнюдь не противоречит.) Скоропалительности же выводов упомянутых форумчан, наверное, способствовало и то, что именно последнюю мысль на CaucasusTimes вынесли в заголовок интервью.

А когда на прошлой неделе состоялись четыре подряд, в порядке жеребьевки, прямых эфира на Абхазском телевидении, в ходе которых кандидатам в президенты и вице-президенты вопросы задавали журналисты разных СМИ, мнения интернет-комментаторов уже явно поляризовались. На том же сайте относительно прямого эфира с Асланом Бжания уже не было дискуссии, столкновения мнений, подобных тем, какие возникли там после его интервью на «Эхо Кавказа»: все дружно отмечали то, как он стойко держался, и возмущались редактором «Нужной газеты» Изидой Чаниа, которая «превращала свои вопросы в допросы». А вот на некоторых других интернет-площадках, в частности в Фейсбуке, комментаторы так же дружно выражали мнение, что Бжания в передаче на АТ проиграл. Удивляться тут особо нечему, ибо большинству свойственно восторгаться всем, что просто совпадает с их точкой зрения. И все же такая консолидация по политическому признаку мнений по мере приближения к выборам все больше и больше оставляет, увы, ощущение примитивизации мышления и удручает.

А в кулуарах четвертого прямого эфира, в четверг 14 августа, произошел скандал: редактору сайта партии «Амцахара» Марине Гумба не позволили участвовать в нем и задавать свои вопросы кандидату в президенты Раулю Хаджимба и кандидату в вице-президенты Виталию Габния. В заявлении политической партии «Амцахара» на следующий день отмечалось, «что Хаджимба и его сторонники в составе более 40 человек собрались на АГТРК… в нарушение конституционных прав на свободу слова, чтобы не допустить на прямой эфир с кандидатом в президенты нашего журналиста Марину Гумба, ветерана Отечественной войны народа Абхазии». В трактовке же руководства АГТРК, насколько знаю, журналисту отказали в участии в передаче как представителю партийного СМИ.

Честно говоря, непонятно, почему, собственно, партийные СМИ должны быть лишены возможности принимать участие в общественной дискуссии, тем более что независимые СМИ занимают порой и более радикальные позиции во внутриполитической борьбе, поддерживая одну из сторон в ней. Догадываюсь, что на АГТРК первоначально ограничили участие журналистов в упомянутых прямых эфирах четырьмя «стульями» (для представителей трех государственных СМИ и одного независимого), опасаясь того, что нахлынет «неуправляемая масса журналистов». Но масса на эти эфиры и не рвалась. А установление этих квот порождало недоумение и недовольство. В итоге, как правило, в прямых эфирах все равно участвовало пять-шесть журналистов, представлявших разные СМИ. Наконец, убежден, что желание Марины Гумба участвовать в той передаче должно было быть удовлетворено. Противодействие этому желанию – проявление двойных стандартов и очередной «бумеранг».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG