Accessibility links

Предатели поневоле


Пухаевы находятся в полной изоляции. Вне зависимости от реального положения дел, это означает только одно – они подвергаются незаконным методам следствия

Пухаевы находятся в полной изоляции. Вне зависимости от реального положения дел, это означает только одно – они подвергаются незаконным методам следствия

Обоснованность ареста Игоря и Батыра Пухаевых вызывает серьезные сомнения российских и югоосетинских экспертов. Напомним, уголовные дела против них были возбуждены Генпрокуратурой республики еще в 2008 году по обвинению в сотрудничестве с созданной Тбилиси администрацией Южной Осетии под руководством Дмитрия Санакоева. Около месяца назад братья были задержаны на территории республики.

По словам югоосетинского общественника Тимура Цхурбати, братья Пухаевы, как и многие другие, попали под прессинг кокойтовского режима. Правда, в отлитие от многих земляков, сбежавших в Северную Осетию, им не давали житья и во Владикавказе. Тимур Цхурбати вспоминает, как Батыра Пухаева изгоняли из республики:

«Его ОМОН забрал со свадьбы, избили со страшной силой и выкинули на грузинскую территорию со стороны Тамарашени. Батыр не хотел быть изгнанным, цеплялся за петли, но ему отбили руки. У него была депутатская неприкосновенность, но это никого не смутило. Даже если они предатели, то их таковыми сделали насильно – избили и выкинули в Грузию, и они, чтобы не умереть, вынуждены были уйти. Я не вижу за ними никакой вины и предателями их не считаю. Братья воевали за Южную Осетию, один из них был ранен».

Предательство – это нарушение верности кому-либо или неисполнение долга перед кем-либо. Это категория нравственная. Предательство порицается обществом, но не карается законом. Другое дело – государственная измена. Статья 275 Уголовного кодекса предусматривает суровое наказание за разглашение государственной тайны, шпионаж в пользу другой страны и тому подобное. Но она применима только в отношении собственных граждан, потому как невозможно судить человека за измену государству, гражданином которого он не является. Ни у одного из заключенных нет югоосетинского паспорта.

Как еще можно трактовать то, что сделали с Батыром Пухаевым, как не принудительное лишение гражданства и депортацию? После этого он принял гражданство других государств – России и Грузии и перед Южной Осетией более никаких обязательств не имеет. Люди уехали туда, где им и их семьям была гарантирована безопасность, устроились на работу. Наверное, власти Южной Осетии могли бы запретить им въезд на территорию республики, но они почему-то решили их впустить, чтобы устроить еще одну расправу. При этом власти проигнорировали тот факт, что Пухаевы теперь граждане другого государства – России. К ним не допускают адвокатов, они лишены консульской защиты. Говорит российский правозащитник Варвара Пахоменко:

«Недопущение адвокатов к подзащитным – это одно из самых серьезных и распространенных нарушений прав человека в Южной Осетии. Даже в делах без политической составляющей нужно затратить много сил и времени, чтобы оформить допуск адвоката к подследственному. Это осложняет работу защите, не дает возможность произвести действия, которые крайне необходимы на первом этапе сразу после задержания или ареста. Кроме того, человеку должно быть гарантировано право, что он не будет произвольно лишен гражданства. В противном случае завтра любого не понравившегося властям человека можно будет запросто выкинуть из страны. По-моему, в этом деле Пухаевых проявился целый комплекс проблем».

Пухаевы находятся в полной изоляции. Вне зависимости от реального положения дел, это означает только одно – они подвергаются незаконным методам следствия. Из застенок доходит информация, что в знак протеста они объявляют голодовку и режут себе животы. В этой ситуации государство выглядит большим преступником, чем те, кого оно пытается обвинить.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG