Accessibility links

Раскаленное абхазское лето


По мере приближения даты выборов эта тема все больше перемещается с дискуссионных площадок во властных структурах, СМИ, социальных сетях на улицы, в дома и квартиры

По мере приближения даты выборов эта тема все больше перемещается с дискуссионных площадок во властных структурах, СМИ, социальных сетях на улицы, в дома и квартиры

Погода в августе стоит в Абхазии переменчивая: то налетит дождь, то через полчаса уже палит солнце и вновь сгущается духота. Многие улицы в низменной, приморской части Сухума все еще хранят следы потопа, который случился 7 августа; остается ждать, пока их отмоют продолжительные осенние дожди…

А общество гадает: что же произойдет в республике в ближайшие воскресенье-понедельник? Объявит ли утром 25 августа председатель ЦИК Батал Табагуа результаты голосования, после чего набившаяся в пресс-центре комиссии публика – одни радостные, другие хмурые – разойдется и, как в 2009-м и 2011-м, жизнь войдет в более или менее стабильное русло. Или же грянет гром и разразится гроза – как в 2004-м, возникнет спорная ситуация и в стране заштормит? Наученное горьким опытом десятилетней давности абхазское общество, конечно, будет стараться избежать драматического раскола. Но и предпосылок к этому шторму немало – уж очень нынешние выборы специфические, завязанные на недавних событиях революционного характера. Ну, а то, что наше общество весьма политизированное, – не новость.

Недавно мы с одним приезжим из Рязани занимались сравнительным анализом того, как президентские выборы проходят в его краях и у нас. Однозначно: там и близко нет той тотальной вовлеченности в выборные процессы, как в маленькой Абхазии, где для любого избирателя какой-либо из кандидатов – обязательно брат или сват, земляк, приятель иди неприятель... И по мере приближения даты выборов эта тема все больше перемещается с дискуссионных площадок во властных структурах, СМИ, социальных сетях на улицы, в дома и квартиры.

В парикмахерской, куда вчера зашел под вечер, было уже почти пусто. Единственный клиент, уходя, попрощался с женщиной-мастером: «Ну, удачи вам на выборах». Усевшись в кресло, я поинтересовался, о какой удаче он говорил, они что, оба болельщики за одного из кандидатов? Словоохотливая парикмахерша ответила, что он имел в виду, чтобы все закончилось мирно, спокойно, и начала описывать баталию, развернувшуюся накануне вечером в ее квартале. Некие женщины шли по улице, держа в руках агитационные буклеты за кого-то из кандидатов, еще одна женщина развешивала в это время белье и ей зачем-то понадобилось бросить язвительную реплику; в общем, «зацепились языками». Подтянулись соседи, а затем, после звонков с мобильных телефонов, стали съезжаться, в основном на джипах, мужья и другие близкие конфликтующих сторон. Ор стоял такой, что вся улица переполошилась. Но до драки и стрельбы, к счастью, не дошло. Разъехались и разошлись уже в темноте.

Не могло у нас с собеседницей не зайти и разговора о ночном происшествии на улице Абазинской, когда во двор председателя ЦИК Батала Табагуа около четырех часов кто-то забросил гранату, взрыв которой выбил оконные стекла в доме. Подобное и прежде случалось в Сухуме, как «реплики» в конфликтных ситуациях и «предупреждения». В данном случае людская молва тут же связала ночной взрыв с телерепортажем накануне вечером о встрече в АРСМИРА, в ходе которой Батал Иванович весьма резко отвечал на претензии со стороны команды Хаджимба относительно порядка в списках избирателей и прочего. Собеседница успела поделиться со мной информацией о том, где учатся дети Батала Ивановича, кто был в ту ночь в доме, и высказала сожаление, что он действительно порой разговаривает излишне эмоционально, напористо (но не кидаться же из-за этого гранатами, добавила она).

Кстати, придя потом домой, я прочел на сайте «Апсныпресс» тексты заявлений по поводу произошедшего всех политических сил республики. Все, естественно, осуждают совершенное неизвестным злоумышленником. А в интернет-комментариях встретил тоже вполне естественные и легко предсказуемые рассуждения: приверженцы одного политического лагеря намекали на своих оппонентов, а те, в свою очередь, доказывали, что те, кто ссорится с председателем ЦИК, как раз не будут такого делать, а сделают те, кто хочет, чтобы подумали на тех, кто ссорится с ним. Еще кто-то восклицал: да хватит вам обвинять друг друга, сделал это, скорее всего, какой-то тупой отморозок по собственной инициативе и не ставя никого в известность!

После посещения парикмахерской я заглянул на расположенный рядом с ней Сухумский рынок. Многие торгующие уже собирались уходить и складывали товар. Походя мимо двух торговок, которые вели оживленную полемику, невольно прислушался. Ну, конечно, снова выборы! «Что он тут знает о наших делах, четыре года назад приехал из Москвы…» – это явно одна из «хаджимбисток» дискутировала с одной из «бжаниисток».

А сегодня объявлено, что к двум выходным дням на следующей неделе, предусмотренным в Абхазии календарем праздничных дат, добавлен еще один. И, таким образом, три дня, с 26 по 28 августа, будут нерабочими. Многие мечтают о том, что будут в эти дни отмечать победу своего кандидата, и наверняка все – что эти дни конца лета выдадутся солнечными и мирными.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG