Accessibility links

Обжалованию не подлежит


Тамара Меаракишвили считает, что суд принял политически мотивированное решение и это расплата за ее интервью радио «Эхо Кавказа», в котором она критиковала руководство Ленингорского района

Тамара Меаракишвили считает, что суд принял политически мотивированное решение и это расплата за ее интервью радио «Эхо Кавказа», в котором она критиковала руководство Ленингорского района

Сегодня в республике Южная Осетия Цхинвальский районный суд принял решение, подтверждающее, что увольнение с работы гражданской активистки из Ахалгори Тамары Меаракишвили обжалованию не подлежит.

30 июня Ленингорский районный суд вынес решение об увольнении директора местного Дома детского творчества Тамары Меаракишвили с работы за прогул. По показаниям свидетелей, она якобы прогуляла аж четыре часа. Тамара, в свою очередь, предоставила суду справку из МВД, что в тот день свидетельствующие против нее жители Церовани не пересекали границу с Южной Осетией, они находились на территории Грузии и не могли знать, опоздала она на работу или нет. Суд на эти обстоятельства внимания не обратил.

Тамара Меаракишвили решение суда обжаловала, хотя заранее знала, что у нее нет шансов добиться справедливости. По ее словам, суд не мог поступить иначе – ей уже была назначена кара за интервью радио «Эхо Кавказа», в котором она посмела упрекнуть районные власти:

«Еще когда назначали главой района Босикова, в Ленингоре собрались столичные и местные чиновники. Мне люди рассказывали, что между ними был разговор, мол, как обстоят дела с Тамарой, ее нужно обязательно наказать за выступление».

Тем не менее Тамара обжаловала решение Ленингорского райсуда. Говорит, никакой надежды не было, просто решила, что должна пройти этот путь до конца. Дальше произошло нечто невероятное. Суд выносит решение об увольнении 30 июня, но на руки Тамаре его выдают лишь 7 июля. По закону, десятидневный срок обжалования считывается со дня ознакомления ответчика с вердиктом. Но только не в Южной Осетии или, скажем так, не для всех в Южной Осетии.

10 июля Тамаре позвонила уборщица из здания райсуда и предупредила, что сегодня истекает срок обжалования. Наверное, это первый и, надеюсь, последний случай в мировой судебной практике, когда от имени суда с ответчиком коммуницирует уборщица. Как, наверное, не было нигде и другого случая, произошедшего с Тамарой, когда на протяжении четырех суток она не могла подать жалобу, потому что никто из сотрудников райсуда не выходил на работу.

Адвокат Тамары, житель Владикавказа Казбек Хутинаев, чтобы успокоить своего доверителя, обратился в суд с ходатайством определить сроки обжалования, то есть по сути подтвердить, что они начинаются с момента получения решения ответчиком. Сегодня Ленингорский районный суд должен был рассмотреть этот вопрос. Но случилось иначе. В Цхинвальский райсуд обратился начальник районного отдела образования с другим ходатайством – признать, что срок обжалования уже истек и, соответственно, увольнение Тамары обжалованию не подлежит. Говорит Казбек Хутинаев:

«Не суд прислал нам документ о том, что он не принимает нашу жалобу, а ответчик – такой же участник процесса, как и мы. Самого определения районного суда о непринятии у нас апелляционной жалобы в связи с тем, что срок обжалования истек, мы не получали. Это означает, что суд признал жалобы. Почему тогда они не рассмотрели ходатайство об определении сроков? Я не знаю, нам не предоставили никаких документов, мне сейчас даже обжаловать нечего».

Адвокат Хутинаев говорит, что дело еще не проиграно, нарушения закона при его рассмотрении слишком очевидны... Но Тамара убеждена в обратном – люди со стороны подчас просто не осознают, в какое зазеркалье они попали:

«В районо, из которого меня уволили якобы за прогул в четыре часа, числится дочь министра финансов, получает заплату, но ее коллеги в глаза не видели. Представитель очень влиятельной фамилии – Чигоев Нодар уже несколько месяцев работает в Турции, но у нас продолжает получать зарплату. Большинство сотрудников ополчившегося против меня отдела образования числятся также в администрации Дмитрия Санакоева. Они и там числятся директорами, учителями, участвуют в рабочих совещаниях. Мне интересно, когда они там заседают, это не прогул в четыре часа по неуважительной причине? Почему представители власти закрывают на это глаза? Может быть, они получают от этого какую-то прибыль?»

Сейчас в цхинвальском следственном изоляторе сидят двое обвиняемых в измене родине. Им грозит «километровый» срок за то, что они работали в администрации Дмитрия Санакоева. А в это же время некоторые в Ленингорском районе вполне спокойно совмещают работу у Димы и у Леонида Харитоновича. И ничего...

И в это же самое время, наверное, единственную жительницу Ленингора, которая отказалась принять статус беженца и честно пыталась стать гражданином республики, преследуют и травят, как дикого зверя. Причем эту гнусность совершает хорошо организованная толпа сильных и гордых мужчин, облеченных властью. Об этом в республике знают все – и президент, и глава его администрации, и генеральный прокурор. Жаловалась Тамара и депутатам парламента. Вы все, господа, все прекрасно знаете. Поверьте, это интервью Тамары не стоит того, чтобы из-за него на старости лет терять честь.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG