Accessibility links

Избирательное голосование


Значительная часть гальских силовиков – уроженцы соседних районов. У них нет проблем с паспортами. По местному законодательству сегодня в Гали они смогли проголосовать по открепительным удостоверениям с мест их прописки

Значительная часть гальских силовиков – уроженцы соседних районов. У них нет проблем с паспортами. По местному законодательству сегодня в Гали они смогли проголосовать по открепительным удостоверениям с мест их прописки

ГАЛИ---Голосование сегодня проходило и в Гальском районе. Там был открыт только один участок, на который в течение дня приходили горожане и жители деревень, имеющие право голоса.

В отличие от прошлых лет перед зданием гальской городской администрации, где проходит голосование, нет очередей. Те немногие, кто попал в избирательные списки, легко заходят внутрь здания, быстро проходят все процедуры и спустя пару минут расходятся по домам.

На прошлых президентских выборах ситуация была совсем иной, рассказывает мне глава окружной комиссии Игорь Амичба. Участки в Гальском районе были в нескольких местах. Здесь, в администрации, говорит он, в течение всего дня невозможно было протолкнуться.

«В целом в районе до 20 тысяч избирателей. Но сегодня голосуют 295 человек, которые внесены в основной список. Остальные – по дополнительному списку. И силовые структуры, которые здесь находятся, будут голосовать», – говорит Амичба.

Значительная часть гальских силовиков – уроженцы соседних районов. У них нет проблем с паспортами. По местному законодательству сегодня в Гали они смогли проголосовать по открепительным удостоверениям с мест их прописки.

Несколько милиционеров лениво разгуливают во дворе перед участком. У одного из них в руках автомат. Никому из избирателей нет дела ни до силовиков, ни до их оружия.

80-летняя Луара Джахая, выходя с участка, похвасталась, что отдала голос за Рауля Хаджимба. С выбором она долго не мучилась – женщина родом из Ткварчели и приходится своему избраннику дальней родственницей.

«Я хорошего жду, – говорит мне Луара, и тут же добавляет, – но я других тоже не обижала. Багапш квартиру мне дал, Анкваб мне хорошо помогал. Они все для меня были хорошими. И никого из них я не обижала».

Большинство здешних избирателей – люди ее возрастной категории. Если верить спискам, то один из избирателей мог застать времена прихода большевиков на Кавказ – его годом рождения в списке указан 1921-й. Значительная часть избирателей – это жители Гали. Те, кто из сел, в основном с абхазскими, армянскими и русскими фамилиями.

17-летний Георгий сильно выделяется из публики, собравшейся у участка. На юноше белая майка с абхазским флагом на груди. Над губой еле заметный пушок. Георгий сегодня голосует впервые.

– За кого собираешься голосовать? – поинтересовалась я у него.

– За Бжания.

– Почему? Какие у тебя ожидания?

– Он просто хороший человек, – не задумываясь, ответил мне Георгий.

В руках у него уже второй по счету абхазский паспорт. На днях работники местного паспортного стола, не объясняя причин, попросили Георгия зайти и забрать новый документ.

Та же история и у пожилой жительницы Гали, которая предпочла не называть своего имени. На голове – хлопковый платок, ее худощавое лицо в морщинах. Пока она голосовала, ее супруг ожидал снаружи участка. Ему паспорт менять отказались.

– Это я сейчас взяла, по новой, – показывает мне женщина свой хрустящий паспорт.

– А почему вы голосовали, а ваш супруг нет?

– Отказали, – вмешался мужчина. – Когда этот паспорт давали, я тому человеку говорю: «Вы что нас разведете?»

– Нет-нет, это я так сказала! – смеется женщина.

В Избирательной комиссии никто не смог мне объяснить, по какому принципу отбирались люди, попавшие в список. Там также оказались не в силах разъяснить причину, почему за несколько дней до выборов некоторым избирателям паспортный стол решил выдать новые документы.

45-летнего Хвичу Шония не допустили к избирательной урне, хотя, как он сказал, два месяца назад ему позвонили из районного руководства и попросили прийти на выборы. При входе на участок Хвиче сообщили, что его имени нет в списке.

«Понимаете, и не политически, и не социально, а чисто душевно чувствую себя оскорбленным, – говорит Хвича. – Если у меня и моей фамилии 600 лет истории здесь, а сейчас из-за того, что здесь написано «грузин»… Это дискриминация, мне кажется. Это просто несерьезно».

Пока мы с ним говорили, с участка с криками возмущения выбежала девушка. У нее та же история, что и у Хвичи, – согласно базе данных, ее паспорт аннулирован, а значит, она не имеет права голосовать. Районное руководство также заранее уведомило 21-летную Тамару о том, что она должна прийти на выборы. Она студентка юридического факультета.

– Просто, я считаю, здесь абсолютно не защищаются права человека. И никто вообще не обращает внимания на то, что на самом деле должно быть, – возмущалась девушка.

– Но вы юрист, вы собираетесь пойти опротестовать? – спросила я.

– Нет. Потому что нет смысла. Это бесполезно.

К полудню в Гали приехал бывший депутат российской Думы Сергей Бабурин. Он быстро огляделся на участке, после чего начал просить показать ему тех, кого не допустили к голосованию. Пока ему искали собеседников, я попросила поделиться впечатлениями. Бабурин сказал, что в Гали на выборах он не впервые и что сегодня здесь намного спокойнее, чем лет 10 назад.

«Сейчас здесь формально более спокойно, – сказал Бабурин. – Но на самом деле я считаю это спокойствие внешним. Потому что, когда от 15 тысяч избирателей осталось 295, я бы сказал, вопрос решен некорректно. Убежден, что эта проблема встанет на повестке дня и парламента, и общества Абхазии в ближайшее время».

Бабурин считает, что подход предыдущего абхазского лидера Александра Анкваб к паспортной проблеме был верным – людей нельзя было одним махом лишать документов, пусть даже среди них были те, кто обладает и грузинскими паспортами.

«Если ответить формально, то надо предлагать выйти из гражданства Грузии. Это формально. А фактически это никого не должно интересовать. Можно пойти по пути России, где сейчас закон требует сообщать официально в двухмесячный срок о своем двойном гражданстве и предусматривает административную, финансовую и уголовную ответственность. Почему бы здесь то же самое не сделать?!» – сказал Бабурин.

Наш разговор пришлось прервать, так как к Бабурину подвели местную учительницу, которой сегодня на избирательном участке дали от ворот поворот. Внимательно выслушав ее историю и сделав пометки в блокноте, Бабурин пообещал рассказать об этом «в верхах», после чего вскочил в комфортный джип и на большой скорости унесся в сторону Сухуми.

XS
SM
MD
LG