Accessibility links

Коба Ликликадзе: «Ты возмущаешься, а Путин единолично принимает решение»


Военный обозреватель грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе

Военный обозреватель грузинской службы Радио Свобода Коба Ликликадзе

ПРАГА---Сегодня в рубрике «Гость недели» мы поговорим с военным обозревателем грузинской службы Радио Свобода Кобой Ликликадзе.

Дэмис Поландов: Коба, понятно, что наша с вами беседа будет напрямую связана с Украиной. Сегодня глава НАТО Андерс Фог Расмуссен подтвердил ввод российских войск на территорию Украины и заявил о том, что НАТО будет оказывать помощь украинской армии. «Мы будем оказывать всяческую помощь для совершенствования оборонительных возможностей армии Украины», – заявил он. Как вы считаете, какой может быть эта помощь, насколько она может быть существенной, и способна ли она сегодня изменить ситуацию в зоне конфликта?

Коба Ликликадзе: Во-первых, исходя из последних новостей о развитии событий в юго-восточной Украине – Луганске и Донецке, можно заключить, что украинские войска нуждаются не столько в оборонительном вооружении, сколько в наступательном, потому что там на самом деле есть натиск со стороны российских войск, которые все-таки взяли под контроль некоторые стратегические пункты. Имеются в виду пророссийские сепаратисты и, как высказался Андерс Фог Расмуссен, открыто поддерживающие их российские войска. Это слова дипломата, генерального секретаря, который уходит с этой должности. Уже известно имя его преемника. Так что, насколько осуществятся в реальности эти дипломатические высказывания, мы увидим в ближайшие дни. Будут ли это какие-то средства связи, ночного видения, или это будет вооружение и техника, Андерс Фог Расмуссен, конечно, не мог этого сказать, потому что это зависит от руководителей государств – членов НАТО.

Дэмис Поландов: Коба, а каков вообще потенциал украинской армии? Можно ли говорить о том, что она может противостоять российской армии, если начнется действительно полномасштабное вторжение с применением авиации и т.д.?

Коба Ликликадзе: Я думаю, что это риторический вопрос, потому что на территорию юго-восточной Украины уже вступили от тысячи до двух тысяч солдат (во всяком случае, так было сказано и подтверждено НАТО), и весь мир видит, что сложно предотвратить натиск российских войск. В материале нашего корреспондента Ивахненко было сказано, что командир батальона «Донбасс» Семен Семенченко уже всю неделю просит оказать помощь батальону и другим подразделениям, которые находятся в котле и не могут выйти. Это указывает на то, что украинская армия не сможет противостоять полномасштабной интервенции со стороны России.

Дэмис Поландов: Давайте перейдем к саммиту НАТО. В преддверии саммита в Уэльсе аналитики гадают, могут ли быть приняты какие-то неожиданные решения, а не только декларации. Сегодня, например, украинский премьер Арсений Яценюк заявил, что возглавляемое им правительство вносит на рассмотрение Верховной Рады законопроект об отмене внеблокового статуса Украины и о возобновлении курса страны на членство в НАТО. Есть ли у этого пути какие-то близкие по времени перспективы?

Коба Ликликадзе: Исходя из опыта Бухарестского саммита, когда в его преддверии уже не оставалось сомнений в том, что саммит предоставит план действий к членству в альянсе (ПДЧ) Грузии и Украине, мы помним, что в самую последнюю минуту решение не было принято из-за противостояния Германии, Франции и, по-моему, Италии. Исходя из того западного информационного брейнсторминга, который сейчас происходит – повсюду звучат требования, чтобы НАТО показал свою стратегическую дееспособность – должна быть не только какая-то резолюция, поддерживающая стремление Украины или Грузии в НАТО. В стратегическом плане надо, наверное, принять такой документ, который не подорвал бы авторитет НАТО, потому что мы видим, что только такие призывы и возмущение по поводу того, что происходит на Украине, возмущают уже и представителей западной прессы, и лоббистских организаций, и влиятельных политиков. Сколько можно возмущаться? Ты возмущаешься, а Путин единолично принимает решение. Это, между прочим, преимущество в стратегическом плане перед западным альянсом. 29 глав государств решают вопрос, за ними стоят парламенты, экономические интересы, и мы видим, что даже в таком вопросе, как вооружить, допустим, курдскую армию против исламистов, сколько понадобилось решений, чтобы собрать эти автоматы Калашникова и другие средства из Восточной Европы и отправить их. Они уже взяли пол-Ирака. Надо принять какое-то стратегическое решение, которое позволило бы сделать НАТО более оперативно реагирующим на вызов.

Дэмис Поландов: Вы следите за НАТО в силу своей специализации. Вы можете оценить вероятность того, что НАТО примет не декларативное решение, а какое-то конкретное и, как вы говорите, стратегическое? Что вы имеете в виду – предоставить план действий (ПДЧ)?

Коба Ликликадзе: Это часть стратегии, но главное принять стратегию против расширения агрессивных действий России, потому что сейчас это главный вызов для европейской безопасности.

Дэмис Поландов: Мы же понимаем, что НАТО не введет свои войска в Украину. Прямого противостояния НАТО и России, в принципе, быть не может. Или может?

Коба Ликликадзе: Исходя из чувства тревоги, которое существует в балтийских государствах, Польше и Восточной Европе, я думаю, что как-то надо реагировать. Очень сложно сказать, как будут реагировать, исходя из того, что мы все-таки привыкли слушать высказывания высокопоставленных лиц балтийских государств, Польши, а слышим ли мы высказывания из Испании, Италии, Португалии?

Дэмис Поландов: Да, а Шойгу сегодня в Словакии, его, правда, не выпустила Польша и Украина…

Коба Ликликадзе: Лихтенштейн и Соединенные Штаты Америки имеют равноправные голоса, так что мне сейчас сложно прогнозировать, потому что мы все-таки основываемся на фактах, а не на желании, как бы это хотелось увидеть или услышать.

Дэмис Поландов: Есть еще один формат – односторонние отношения США с отдельными странами. Можно ли говорить о том, что заключение таких соглашений по безопасности США, как с Израилем, могут повлиять на эту ситуацию?

Коба Ликликадзе: Это очень хороший вопрос, потому что на самом деле на евроатлантическом пространстве решающую роль играют Соединенные Штаты Америки. Бюджет, которым формируется безопасность евроатлантического пространства, на три четверти зависит от бюджета США. Итог саммита в Уэльсе зависит от решительных действий Соединенных Штатов Америки. Если произойдет так, что другие страны – некоторые из экономических соображений, некоторые оттого, что не хотят больше разозлить медведя, – не поддержат стратегические замыслы США, тогда Вашингтон может подумать о прямых контактах с Украиной и Грузией, как это происходит с пятнадцатью государствами мира. То есть это тоже может быть спасательным кругом для Украины и Грузии.

Дэмис Поландов: По сути, речь идет тоже о декларации. Соединенные Штаты заявляют о том, что они делают своим партнером по безопасности Украину, и что? Каким образом на это реагирует Владимир Путин – приостанавливает продвижение?

Коба Ликликадзе: Это уже тема на послезавтра. Вы помните, что представители нижней и верхней палаты Конгресса уже обратились к президенту, чтобы принять в связи с Украиной такой особый проект взаимоотношений. Чем все закончится, повторю, что это все будет решаться в рамках Уэльского саммита.

Дэмис Поландов: Грузия сейчас очень осторожно ведет себя в отношении России. Только сегодня, по-моему, прозвучали более или менее веские слова, выступления со всех фронтов в поддержку ее территориальной целостности. Не ожидаете ли вы, что если Грузия будет как-то более выразительно говорить в поддержку Украины, то Россия может предпринять какие-то действия в отношении Грузии?

Коба Ликликадзе: Для новостных лент, конечно, более резкие высказывания, может быть, лучше, чем уравновешенные. Но, с другой стороны, премьер-министр послал в Украину министра здравоохранения Давида Сергеенко, высказались представители парламента, президент. Можно долго бить себя кулаком в грудь, но если реально не можешь помочь стране, то такие высказывания просто хорошо воспринимаются на слух, но чем ты можешь помочь? 1500 солдат у нас находятся в Афганистане, остальные 1500 готовятся для того, чтобы заменить их, сама страна оккупирована. Желание, может быть, есть, но чем помочь? Моральная помощь ведь тоже помощь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG