Accessibility links

Ответ на послание Эрдогана


Присутствие главы МИД Армении на инаугурации новоизбранного президента Турции было ответом на послание Эрдогана, которое было озвучено 23 апреля нынешнего года, в котором впервые за все это время тогда еще премьер-министр Эрдоган озвучил свои соболезнования армянам по случаю трагической даты – геноцида армян

Присутствие главы МИД Армении на инаугурации новоизбранного президента Турции было ответом на послание Эрдогана, которое было озвучено 23 апреля нынешнего года, в котором впервые за все это время тогда еще премьер-министр Эрдоган озвучил свои соболезнования армянам по случаю трагической даты – геноцида армян

ПРАГА---В Анкаре в четверг принес присягу новый президент Турции Реджеп Эрдоган. Эрдоган, который занимал пост премьер-министра на протяжении 11 лет, вступил в должность президента после того, как выиграл первые всеобщие выборы главы государства. На церемонии присутствовал также глава МИД Армении Эдвард Налбандян. На эту и другие темы рассуждает замдиректора Института Кавказа Сергей Минасян.

Сергей Минасян: За прошедшую неделю самыми важными и для внешней политики Армении, и для внутренней были события, связанные с турецким направлением, а именно, участие армянского министра иностранных дел Эдварда Налбандяна в церемонии инаугурации новоизбранного президента Турции Реджепа Эрдогана в Анкаре. Естественно, и сам факт, и само решение вызвали в Армении двойственную реакцию, учитывая понятный настрой в отношении Турции. Однако решение армянского руководства направить министра иностранных дел для участия в этом мероприятии преследовало одновременно несколько задач. В первую очередь, естественно, армянское руководство пыталось этим показать, что оно в любом случае, несмотря на все сложности взаимоотношений с Анкарой, не готово к самоизоляции во взаимоотношениях с Турцией. С другой стороны, использовало это событие для того, чтобы официально передать озвученное еще в июне нынешнего года президентом Сержем Саргсяном официальное приглашение Эрдогану прибыть в Армению в апреле 2015 года, когда армяне по всему миру будут отмечать столетнюю годовщину трагического события – геноцида армян в Османской империи, для того, чтобы использовать это событие как некую возможность для турецкого правительства каким-то образом смириться с историей и попытаться открыть новую страницу во взаимоотношениях с Арменией и армянской диаспорой. Отчасти, можно сказать, что это было ответом на послание Эрдогана, которое было озвучено 23 апреля нынешнего года к армянской диаспоре и к армянам Армении, в котором впервые за все это время тогда еще премьер-министр Эрдоган озвучил свои соболезнования армянам по случаю этой трагической даты.

С другой стороны, я думаю, что визит Налбандяна также преследовал и другую цель – формирование нового правительства, премьер-министром которого стал давнишний коллега Налбандяна Ахмет Давутоглу, который с 2009 года возглавлял турецкую внешнюю политику, и не только возглавлял, но, можно сказать, являлся ее главным идейным вдохновителем. Я думаю, что кроме официальной части был некий обмен мнениями, и Турция, так же как и Армения, достаточно серьезно относится к столетней годовщине геноцида, потому что понятно, что в той или иной степени это достаточно серьезно скажется и на Армении, и на Турции. Понятно, что для Турции важны какие-то меры, которые позволят ей избежать особого информационного, политического, эмоционального и морального давления в столетнюю годовщину геноцида.

Что касается других событий, которые были важны для Армении за прошедшую неделю, я думаю, что наиболее комментируемыми были события, связанные с реакцией на продолжающиеся события вокруг Украины, взаимоотношения России и Запада и то, как это могло бы проецироваться на Армению и регион Южного Кавказа. Очевидно, в оценках политических деятелей, экспертов и журналистов звучит явная тревога по поводу продолжающейся эскалации. Но в целом все понимают, что это процесс, на который повлиять каким-то образом Армения не может, но это процесс, который в любом случае, каким бы не было развитие событий, безусловно, серьезно скажется и на региональной безопасности Южного Кавказа, в том числе и на карабахском урегулировании. После тех событий, которые были в начале августа на армяно-азербайджанской границе, а также на линии соприкосновения в Карабахе, мы сейчас видим существенное снижение напряженности. Можно сказать, что на границе относительно спокойно по сравнению с тем, что происходит в течение двадцати лет. Это во многом результат того, что для сторон стала еще более очевидной опасность войны. После этих инцидентов, как мне кажется, стороны стараются особо не нагнетать ситуацию на линии фронта.

Прозвучали также осторожные надежды, озвученные американскими дипломатами, на то, что возможна новая встреча президентов Армении и Азербайджана либо в ходе саммита в Уэльсе, либо на площадке Генассамблеи ООН в Нью-Йорке. Пока что неясно, будем ли мы видеть продолжение тех переговоров, которые состоялись 10-11 августа при посредничестве Путина в Сочи, или нет. Но понятно, что посредники Минской группы ОБСЕ пытаются, пользуясь моментом и напуганностью сторон возможной войной, пробить в ходе переговоров некие меры по снижению напряженности на линии огня и достижению какого-то документа или механизмов, которые могли бы предотвратить в большом количестве инциденты, которые время от времени вспыхивают на линии фронта в Нагорном Карабахе или на государственной границе между Арменией и Азербайджаном.

XS
SM
MD
LG