Accessibility links

Участники трехсторонней контактной группы Украина – Россия – ОБСЕ прибыли на переговоры в Минск. Повестка дня пока держится в секрете. Проводить в столице Белоруссии регулярные встречи в этом формате предложил президент Украины Петр Порошенко 26 августа на заседании саммита Таможенный союз – Украина – Евросоюз.

Петр Порошенко – инициатор проведения заседаний контактной группы в Минске

Петр Порошенко – инициатор проведения заседаний контактной группы в Минске

Встреча в Минске пройдет с участием тех же представителей от Украины, ОБСЕ и России, что и предыдущая, состоявшаяся 31 июля. Тогда в Минск приехали экс-президент Украины Леонид Кучма, посол России в Украине Михаил Зурабов, официальный представитель действующего председателя ОБСЕ по вопросам урегулирования ситуации на Украине Адельхейд Тальявини, а также члены руководства самопровозглашенной "Донецкой народной республики". Вице-премьер "ДНР" Андрей Пургин объявил, что сепаратистов на переговорах будет представлять он. Идея о работе по урегулированию ситуации на Украине в рамках контактной группы была выдвинута в феврале этого года, первое заседание состоялось в Донецке в начале июня.

Понятно, что Россия, российское руководство просто находит себе "отмазку", но ни к какому миру, ни к какому компромиссному варианту оно не стремится. Ну, а галочку поставить все равно надо, а как же иначе? Переговоры? Отчего же не провести – мы же миротворцы, мы же за мир!

О чем будут говорить политики и зачем нужны переговоры – официально не сообщается. Однако бывший советник президента России Владимира Путина Андрей Илларионов убежден, что будут обсуждаться политическая организация и государственное устройство Юга-Востока Украины. В частности, по мнению Илларионова, на встрече в Минске может идти речь о легализации "Новороссии" в виде некой автономии. С такой точкой зрения согласен и белорусский политолог Вадим Казначеев:

Андрей Илларионов

Андрей Илларионов

– В том, что конечная цель – легализовать "Новороссию", а потом пойти дальше, нет никаких сомнений. Естественно, что ни о каких реальных мирных переговорах, компромиссных вариантах речи не могло идти. И это было понятно даже перед встречей в Минске на высоком уровне 26 августа. Хотя бы потому, что с подачи Путина появились "заблудившиеся десантники". По крайней мере, уже понятны цели одной из сторон, которая этот проект закрывать не собирается, а намерена идти дальше. Когда в цели одной из сторон не входят мир и компромисс, то ничего этого, естественно, не будет – без какого-то жесткого давления. А этого жесткого давления, к сожалению, не происходит. Поэтому не думаю, что здесь могут быть какие-то подвижки – если только украинцам не выкрутят руки. Что тоже мало вероятно, поскольку там другие настроения. Безусловно, промежуточной целью будет легализация "Новороссии", как промежуточной целью был Крым. Но едва ли что-то из этого выйдет.

Москва не готова к сворачиванию вооруженного конфликта на востоке Украины, поскольку именно "Новороссия", получив автономный статус, будет способна блокировать решения Киева на пути евроинтеграции, полагает Вадим Казначеев:

– Даже по всем этим заявлениям – мол, Путина неправильно поняли, на самом деле мы ни на что не претендуем, ведите переговоры с ополченцами – мы уже видим, что происходит подмена понятий. Любой нормальный человек прекрасно понимает, что сепаратисты отдельной стороной в переговорах не являются, что они там на самом деле ничего не решают. Опять же, понятно, что Россия, российское руководство просто находит себе "отмазку", но ни к какому миру, ни к какому компромиссному варианту оно не стремится. Ну, а галочку поставить все равно надо, а как же иначе? Переговоры? Отчего же не провести – мы же миротворцы, мы же за мир! Но я помню еще с советских времен, когда шли переговоры между СССР и Китаем. В прессе пробегали краткие сообщения, что состоялся очередной раунд переговоров, стороны к согласию не пришли. Это примерно то же самое, только с той разницей, что в Украине идет война.

Как сообщили в МИД Белоруссии, повестка дня очередной встречи трехсторонней контактной группы Украина – Россия – ОБСЕ в Минске не будет разглашаться до тех пор, пока сами участники не захотят сделать эту информацию публичной. 30 августа во время поездки в Москву вице-премьер самопровозглашенной Донецкой народной республики Андрей Пургин уточнил, что лично он на минской встрече намерен поднять вопрос об обмене пленными по формуле "всех на всех". По его словам, с такой постановкой вопроса согласны все, кроме Украины.

В свою очередь, российский политолог, руководитель "Политической экспертной группы" Константин Калачев считает: последние заявления Владимира Путина свидетельствуют о том, что российская сторона смогла "продавить" федерализацию Украины, просто украинский президент Петр Порошенко пока об этом молчит. Калачев уверен, что на переговорах контактной группы тема федерализации Украины "всплывет" обязательно.

Пока в Минске собираются предпринять хотя бы формальные усилия для поисков мира на Украине, в Казахстане активно обсуждают заявления Нурсултана Назарбаева, который в интервью телеканалу "Хабар" поставил под вопрос пребывание своей страны в составе Евразийского союза. "Если правила, которые установлены в договоре, не выполняются, то Казахстан имеет полнoе право отказаться от членства в Евразийском экономическом союзе, – заявил президент Казахстана. – Астана никогда не будeт в составе оргaнизаций, которые представляют угрозу нашей независимости".

Ранее высказывания Владимира Путина о казахской государственности вызвали живую критику в Казахстане, где стихийно возникла протестная акция "Отошли учебник истории Путину". Президент России, участвуя в работе молодежного форума "Селигер", заявил о том, что "Нурсултан Назарбаев создал государство на территории, на которой государства не было никогда". В интервью Радио Свобода эту ситуацию анализирует алма-атинский политолог, директор "Группы оценки рисков" Досым Сатпаев.

Назарбаев пытается подчеркнуть: да, проект ЕАЭС – его идея, да, он до сих пор поддерживает этот интеграционный проект, но в любом случае хочет успокоить сограждан в том плане, что для него это объединение – больше экономика

– Еще в прошлом году глава Казахстана не раз подчеркивал, что с его точки зрения Евразийский экономический союз (в будущем), как и нынешний Таможенный союз – экономические проекты без всяких попыток создать новую политическую региональную структуру. С начала этого года таких заявлений стало больше, потому что накануне подписания договора о создании Евразийского экономического союза в минувшем мае в Астане в Казахстане активизировалось так называемое евразийское движение. Открыта активная дискуссия в обществе, причем большое количество экспертов и общественных деятелей вообще довольно скептически отнеслись к этому проекту. Это, очевидно, и вызвало беспокойство и у главы государства, и у казахстанской правящей элиты в целом: они вдруг поняли, что, оказывается, создание Евразийского экономического союза внесло раскол в казахстанское общество. Так что заявления Назарбаева в первую очередь адресованы скептикам внутри Казахстана. Назарбаев пытается подчеркнуть: да, проект ЕАЭС – его идея, да, он до сих пор поддерживает этот интеграционный проект, но в любом случае хочет успокоить сограждан в том плане, что для него это объединение – больше экономика. И если будут какие-то попытки со стороны любого другого государства усилить политическое давление на Казахстан, в ущерб нашим интересам, то наша республика может выйти из этого союза, поясняет президент. Конечно, на это тоже понадобится время, около года – чтобы процедуры эти все завершить с выходом, но Назарбаев заявил: ЕАЭС – не мышеловка, в которую нас загнали, у нас якобы есть возможность найти выход.

– В Москве заявления Назарбаева расценивают как прямой ответ на реплику Владимира Путина – о том, что Назарбаев молодец, поскольку создал государство там, где его никогда не существовало. Это обидно для казахстанского национального сознания?

– Ну, вообще-то, здесь, в Астане, это восприняли довольно негативно. Многие посчитали такой посыл исторически неверным. А еще больше многих насторожил тот вопрос, на который Путин дал ответ. Потому что в том вопросе, который задала молодая девушка на этой встрече в лагере "Селигер", прозвучало именно то, что пугает очень многих в Казахстане. Как Россия относится к якобы усилению каких-то националистических настроений в Казахстане? Что будет делать Россия с Казахстаном после ухода Назарбаева?

– А у вас в стране говорят о так называемой проблеме Семиречья, северного Казахстана, казаков, которые осваивали эти территории? Там вообще есть русскоязычное население, которое вдруг Путин может захотеть защитить?

– Говорят, и особенно активно эта дискуссия началась после событий в Украине. Более того, в Казахстане стали появляться публикации, где напрямую говорилось: следующим может быть Казахстан. Естественно, не сейчас, не при Назарбаеве, а в случае смены власти. Если к власти в стране, например, придут более национально-патриотически настроенные лидеры. Но здесь есть и определенный объективный момент, потому что демографические тренды в Казахстане свидетельствуют о том, что увеличилось количество и казахов, и казахоязычного населения. Следовательно, и среди населения национально-патриотические идеи будут приобретать большую популярность. Так что рано или поздно между Казахстаном и Россией, возможно, возникнут серьезные проблемы. Естественно, что многие опасаются: а не попытается ли Россия использовать тот же самый силовой метод, который уже применен в Грузии и в Украине?

Руководство страны уже постепенно стало переносить то, что мы наблюдаем в Украине, на казахстанскую действительность

Что касается северных регионов, эта тема у нас актуальна с начала 90-х годов, тогда были популярны разговоры о том, что Россия готова что-то оттяпать. Масла в огонь подлили Эдуард Лимонов и Владимир Жириновский – заявлениями о том, что у России есть моральное право выдвигать территориальные требовании к Казахстану. В социальной сети "ВКонтакте" недавно прикрыли две группы под названиями вроде "Вернем России северные территории Казахстана". Все это, конечно, заставляет постоянно эту тему поднимать: мы в опасности. Назарбаев вовсе не случайно недавно заявил о том, что Казахстан может разделить судьбу Украины, если перегнет палку с языковым вопросом. Руководство страны уже постепенно стало переносить то, что мы наблюдаем в Украине, на казахстанскую действительность.

– Верно я припоминаю, что у вас ведь там судили сепаратистов, по-моему, из Петропавловска-Казахского или из бывшего Семипалатинска – и они получили довольно серьезные сроки за попытку организации какого-то сепаратистского движения на севере страны?

– Да, такое было. Но это был единичный процесс такого рода. Нельзя сказать, что у нас проблема, связанная с сепаратизмом в северных регионах страны, актуальна до такой степени, что каждый год вызывает серьезные проблемы. Но в этом году в Казахстане уже ввели ужесточение в Уголовный кодекс за призывы к сепаратизму и за сепаратистскую деятельность, прежде такого наказания не было, а теперь можно получить семь лет тюрьмы. Это тоже является показателем того, что в Астане стали более настороженно относиться к политике России, хотя на официальном уровне до сих пор называют ее партнером и другом.

– По вашим политологическим оценкам, чем вся эта история может обернуться для отношений Москвы и Астаны? Сколь серьезно похолодание? И может ли так случиться, что Россия, если будет дальше проводить такую политику, потеряет Казахстан как экономического и политического партнера?

У Москвы сейчас осталось не так много партнеров. Я говорю – именно партнеров, не друзей

– События в Украине и так Россию уже превращают в изгоя, даже на постсоветском пространстве. У Москвы сейчас осталось не так много партнеров. Я говорю – именно партнеров, не друзей. Это Беларусь, Казахстан, частично Кыргызстан, Армения, а остальные постсоветские страны уже настороженно относятся к России. Естественно, что в будущем – не сейчас, а со сменой власти – в Казахстане возникнет риск того, что внешняя политика страны может поменяться. Конечно, возникает вопрос – в какую сторону? В сторону Запада? В сторону мусульманского мира? В сторону Китая? Говорить о том, что интеграционный евразийский проект, который лоббирует Назарбаев, будет иметь долгосрочный характер, конечно, самонадеянно. Дело в том, что внешняя политика в наших странах персонифицирована. Да, ЕАЭС – идея Назарбаева, он активно ее лоббирует, где-то даже достиг успехов, но с его уходом усилится риск того, что Астаной будут пересмотрены внешнеполитические приоритеты. Не сразу, конечно, а через какой-то период времени. Как воспримет это Россия – агрессивно либо терпимо? С учетом прецедентов в Грузии и в Украине есть риск того, что Россия, конечно, к этому отнесется очень и очень настороженно и даже попытается использовать силовые механизмы, – считает алма-атинский политолог Досым Сатпаев.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

XS
SM
MD
LG