Accessibility links

«Мы для вас просто статистика»


Пожалуй, самой болезненной темой для ленингорцев остается проблема выдачи специальных пропусков для пересечения упрощенного пункта пропуска, а также паспортов граждан Южной Осетии

Пожалуй, самой болезненной темой для ленингорцев остается проблема выдачи специальных пропусков для пересечения упрощенного пункта пропуска, а также паспортов граждан Южной Осетии

Общественная палата Южной Осетии заинтересовалась ситуацией в Ленингорском районе республики. Поводом для поездки в Ленингор послужили обращения граждан, которые там проживают.

Представители Общественной палаты решили проверить тревожные, как они выразились, сигналы, которые идут из этого района. Первый из них поступил от семьи бывшего работника службы ЖКХ Джабо Беридзе. В феврале этого года Беридзе был избит сотрудниками местного отделения МВД, что возмутило его близких. Жена Венера долго рассказывала, как после августа 2008 года они продали дом в Тбилиси и с двумя детьми переехали жить в Ленингор. Татарка по национальности, она, по ее словам, все равно была в Грузии «русской», поэтому, не задумываясь, приняла с мужем это решение. Правда, жизнь в Ленингорском районе сделала из них людей скорее обиженных на судьбу, власть, произвол правоохранителей. История с избиением разрешилась по закону: несмотря на угрозы со стороны сотрудников МВД, состоялся суд, нападавшие получили условные сроки и были освобождены от занимаемых должностей. Совсем по-другому закончилась история с попыткой изнасилования младшей дочери семьи Беридзе. По словам матери, их просто вынудили забрать заявление из МВД.

Страх по отношению к сотрудникам МВД до сих пор сидит не только в семье Беридзе, но и в других жителях Ленингора. Они шепотом рассказывают о первых послевоенных годах, о беспределе, который якобы устраивали сотрудники ведомства, о загадочных трупах в центральном парке. Правда, тут же оговариваются, что в последнее время ситуация улучшилась. Впрочем, годами заложенные страхи не дают им ощущения полной безопасности. При этом жители Ленингора достаточно уважительно отзываются о сотрудниках другого ведомства – Комитета госбезопасности. Например, по словам членов семьи Джабо Беридзе, именно благодаря им и удалось довести дело об избиении до суда. Местные жители утверждают, что у ленингорского отделения КГБ, которое старалось навести в районе порядок, даже возник конфликт с бывшим руководством администрации. Из-за него около восьми месяцев сотрудников Комитета госбезопасности не допускали к работе в районе.

Другой «звоночек» в адрес Общественной палаты касался работы районной больницы. На вопрос о наличии в штате жителей грузинского села Церовани главврач Людмила Гиголаева отвечает просто: специалисты из Южной Осетии отказываются ехать в Ленингор:

«На меня давят: уволь их, они едут из Церовани. С удовольствием, но альтернативы нет никакой. Я приглашаю. Вот, например, сейчас одна молодая девушка приехала, отучившись во Владикавказе, но так как у нее здесь не было жилья, она уехала. Должна быть какая-то государственная программа, которая бы обязывала специалистов приезжать сюда. А сама я изменить ничего не могу. Например, из шести педиатров, которых направили сюда, задержалась я одна».

Пожалуй, самой болезненной темой для ленингорцев остается проблема выдачи специальных пропусков для пересечения упрощенного пункта пропуска, а также паспортов граждан Южной Осетии. Буквально за пару минут двух членов Общественной палаты окружили десятки человек, которые выражали по этому поводу недовольство. Один из сотрудников местной администрации, увидев небывалую активность населения, пытался даже пошутить: «Вот если бы вы также дружно пришли сюда 26 августа». Кто-то из толпы по-грузински ответил: «Это праздник твоего государства, ты и отмечай». Люди, подходившие ко мне, не скрывали, что имеют грузинское гражданство и получают пенсии и пособия в Грузии. Один из пожилых жителей Ленингора, смущенно показывая заявление об отказе от грузинского гражданства, пояснил, что сделал это для того, чтобы получить спецпропуск и паспорт. Ведь все его дети там, а сам он уже шесть месяцев живет без денег, так как не может к ним выехать. Когда я спросила его, что будет, если границу с Грузией закроют вовсе, он ответил:

«Старики, может, и останутся, а молодежь уже и так вся уехала. А куда мы, старики, побежим? Надо же как-нибудь проблему с дорогой решать, чтобы ее не закрыли, чтобы, если мы умрем, было кому нас похоронить».

Другой собеседник из Ленингора попытался объяснить мне суть происходящего:

«Эти люди шесть лет назад заснули в Грузии, а проснулись в Южной Осетии. С тех пор реальность для них никак не может измениться. Нет никаких интеграционных программ для местного населения, они не слушают осетинскую музыку, не могут смотреть телевидение. Поэтому большинство все еще считают себя частью Грузии».

Куда более категоричен в разговоре со мной был ленингорец помоложе:

«Если вы не знаете, что с нами делать, зачем надо было присоединять район? Мы для вас просто статистика: избиратели и численность населения».

Как рассказала член Общественной палаты Дина Алборова, по просьбе парламента Южной Осетии по итогам поездки в Ленингор составлена аналитическая справка, которая уже завтра будет лежать на столе у депутатов. Она выразила надежду, что парламент нового созыва поможет урегулировать ситуацию в одном из самых сложных районов Южной Осетии.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG