Accessibility links

Юрий Кокоев: «У нас нет независимости судей»


По словам Юрия Кокова, судьи в Южной Осетии находятся в крайне зависимом положении. Если кому из руководителей или президенту не нравится судья, то его уже не утвердят на новый срок

По словам Юрия Кокова, судьи в Южной Осетии находятся в крайне зависимом положении. Если кому из руководителей или президенту не нравится судья, то его уже не утвердят на новый срок

В Южной Осетии после парламентских каникул депутаты законодательного собрания намерены приступить к конституционной реформе. О необходимости ее проведения мы поговорили с бывшим судьей Верховного суда республики Юрием Кокоевым.

Мурат Гукемухов: Сейчас много говорят, в том числе и партия парламентского большинства «Единая Осетия», о необходимости проведения конституционной реформы. Говорится о том, что некоторые положения Конституции противоречат друг другу и т.д. По вашему мнению, насколько справедливы эти заявления и действительно ли необходимо проведение конституционной реформы?

Юрий Кокоев: Очень многие законы противоречат, не соответствуют Конституции.

Мурат Гукемухов: Например, какие?

Юрий Кокоев: Например, то же положение Конституции о цензе оседлости. В самой Конституции есть положение, что изменения в эту главу, касающиеся выборов, могут вноситься только в результате референдума, а референдума не было, но, тем не менее, эти изменения были внесены, что, конечно, является грубейшим нарушением.

Мурат Гукемухов: Сталкивались ли вы в вашей судебной практике при рассмотрении конкретных дел с конфликтом законов?

Юрий Кокоев: В уголовном праве я не сталкивался. Мы же руководствовались российскими законами – уголовным, гражданским законодательством, – в соответствии с ними принимали решения и выносили приговоры. Не было таких случаев, чтобы конфликты были в разрешении конкретных дел. Например, в законах о статусе судей, о судоустройстве, во многом и о судебной системе есть противоречия и между самими этими законами, и с аналогичными российскими законами. А ведь у нас нет положения о том, чтобы руководствоваться российскими законами или чтобы они не противоречили российским законам.

Мурат Гукемухов: Какое противоречие есть в законе о статусе судей?

Юрий Кокоев: Например, возраст. Если по российскому закону судья может работать до 70 лет, то по нашему закону – до 65 лет, и не хотят вносить изменения в соответствии с российским законом. Кроме того, в российском законе о статусе судей не предусмотрены сроки – есть только возрастное ограничение. У нас пять лет работают судьи, а потом могут продлить, а могут и нет.

Мурат Гукемухов: То есть получается, судья находится в крайне зависимом положении.

Юрий Кокоев: Да, и это является нарушением принципа независимости. Если кому из руководителей или президенту не нравится судья, который их не слушается – мой случай яркий тому пример, – то его уже не утвердят на новый срок, а те судьи, которые сейчас работают, послушные, слушаются председателя: как он скажет, какое решение вынести, такое они и выносят. У нас нет независимости судей. Сейчас идет разговор о том, чтобы судьи были выборными.

Мурат Гукемухов: А вы бы хотели, чтобы судьи были выборными?

Юрий Кокоев: Конечно. Между прочим, об этом говорил каждый кандидат в президенты, и нынешний президент, кстати, об этом тоже говорил в ходе избирательной кампании, однако не принял никаких мер, чтобы это осуществить.

Мурат Гукемухов: О том, что, возможно, судьи будут выборными, вы об этом слышали в депутатских кругах?

Юрий Кокоев: Есть такие разговоры среди депутатов. Очень большое недовольство в парламенте и очень много жалоб. Сама председатель комитета по законодательству Кочиева мне показывала стопку жалоб, большая часть из которых на работу судей.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG