Accessibility links

Партнер №1


Лидеры альянса утвердили «существенный пакет» мер по взаимодействию с Грузией, чтобы усилить обороноспособность страны. То, что члены НАТО смогут предоставить Грузии системы противовоздушной и противотанковой обороны, вселяет надежду в наблюдателей

Лидеры альянса утвердили «существенный пакет» мер по взаимодействию с Грузией, чтобы усилить обороноспособность страны. То, что члены НАТО смогут предоставить Грузии системы противовоздушной и противотанковой обороны, вселяет надежду в наблюдателей

Всего пару часов назад в Уэльсе завершился саммит НАТО. Главной темой встречи стало усиление безопасности стран альянса и ее партнеров на фоне российской агрессии в Украине. Декларативную часть итогов саммита с нетерпением ждали в Грузии.

«Агрессивные действия России против Украины фундаментально изменили наш взгляд на Европу в целом, на свободу и мир», – говорится в начале декларации уэльского саммита НАТО. С учетом нестабильности и в других частях мира генсек альянса Андерс Фог Расмуссен на итоговой пресс-конференции заявил:

«В этом опасном мире мы осознаем, что должны инвестировать больше усилий и денег в оборону».

Что имеется в виду – подробнее расписано в Декларации уэльского саммита. В документе, содержащем 113 пунктов, есть и положения, касающиеся Грузии.

Лидеры альянса утвердили «существенный пакет» мер по взаимодействию с Грузией, чтобы усилить обороноспособность страны. То, что члены НАТО, особенно США, смогут предоставить Грузии системы противовоздушной и противотанковой обороны, вселяет надежду во многих наблюдателей. Помимо этого, Грузия стала обладателем «золотой карты» наряду с Иорданией, Швецией, Финляндией и Австралией. Это означает признание этих стран, не входящих в альянс, особыми партнерами со стороны НАТО. Это и беспокоит соучредителя Ассоциации реформ Грузии («GRASS») Элене Хоштария:

«Когда НАТО выделяет тебя как особого партнера, присваивает тебе «золотую карту», само собой, для Грузии это неплохо. Но в интересах страны не входит долго задерживаться в группе нейтральных или нежелающих присоединения к альянсу государств. Со статусом партнера с «золотой картой» можно прожить всю жизнь, но для Грузии это не будет полноценной гарантией безопасности».

Единственным гарантом безопасности для Грузии Элене Хоштария считает членство в НАТО. Она не разделяет мнения правящей коалиции «Грузинская мечта» о том, что не стоит раздражать Россию заявлениями об исходящей от нее угрозе. Пример Украины, по словам политолога, доказывает, что этот подход себя не оправдал. Более существенных и реальных предложений ожидал от уэльского саммита главный редактор военно-аналитического журнала «Арсенали» Ираклий Аладашвили. По его словам, решение альянса создать учебный центр НАТО в Грузии было бы идеальным в более мирное время:

«Этот учебный центр НАТО не даст нам тех реальных, практических возможностей, которые необходимы для нашей безопасности. Речь идет о считанных днях, месяцах, – так быстро развиваются события (на Украине). А пока центр построят, потом начнет работать – это не выход из ситуации на данном этапе».

Впрочем, это не значит, что в Грузии недовольны итогами саммита. Ведь двери НАТО остаются открытыми для желающих. В декларации вновь остался призыв к России подписать договор о невозобновлении огня и отозвать признание независимости Абхазии и Южной Осетии. Положительно оценено и стремление грузинских властей к демократическим преобразованиям, проведению реформы госинститутов. Директор Центра стратегических исследований Ираклий Менагаришвили напоминает обществу, что НАТО – альянс не только военный, но и политический. Исходя из этого аналитик считает, что на уэльском саммите организация еще раз доказала свою последовательность:

«НАТО своих партнеров усиливает не только с точки зрения военной обороноспособности, но и развитием демократических институтов. Альянс старается способствовать укоренению тех ценностей, на которых основан сам».

А Грузия, по словам Менагаришвили, объективно пока еще не готова к членству в НАТО.

XS
SM
MD
LG