Accessibility links

Пухаевых оставили без защиты


Братья Пухаевы попали под каток кокойтовского режима в 2004 году. Говорят, недоброжелателей у них хватало – кто-то положил глаз на бизнес, кто-то настучал, куда следует, и пошло-поехало

Братья Пухаевы попали под каток кокойтовского режима в 2004 году. Говорят, недоброжелателей у них хватало – кто-то положил глаз на бизнес, кто-то настучал, куда следует, и пошло-поехало

Российский адвокат Николай Байсангуров заявил сегодня о том, что КГБ Южной Осетии отказывает ему в доступе к подзащитным – братьям Батыру и Игорю Пухаевым. Напомним, братья Пухаевы обвиняются в государственной измене за то, что работали во временной администрации Дмитрия Санакоева советниками по культуре и спорту.

Николай Байсангуров заявляет, что следователи КГБ Южной Осетии не допускают его к подзащитным. Они говорят, что материалы дела содержат государственную тайну:

«Мне сказали: подавай – не подавай заявление о защите их интересов, все равно ты получишь отказ. Тогда я написал другое заявление с просьбой прояснить ситуацию. Если уголовное дело содержит гостайну, значит, подследственные должны обладать этой самой тайной. Я попросил объяснений, где они работали, под какой пункт закона о государственной тайне они подпадают».

Югоосетинский закон о гостайне был принят 31 июля 2002 года. Похоже, власти перестарались и засекретили сам закон – его нет в открытом доступе. По уверениям моих знакомых депутатов парламентов прошлых созывов, российский и югоосетинский законы о гостайне принципиальных различий не имеют. По российскому, перечень сведений, составляющих государственную тайну, сводится к следующему: информации в военной области о содержании стратегических и оперативных планов, сведениям в области экономики, науки, техники и внешней политики, распространение которых может нанести ущерб безопасности государства, а также информации в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности.

По уверениям родных и близких Пухаевых, ни к чему из перечисленного они отношения не имели, никаких должностей, связанных с доступом к гостайне, не занимали. Быть может, власти хотят засекретить саму историю мытарств братьев, которая явно не делает чести государству?

Братья Пухаевы попали под каток кокойтовского режима в 2004 году. Говорят, недоброжелателей у них хватало – кто-то положил глаз на бизнес, кто-то настучал, куда следует, и пошло-поехало. Говорит Инал Пухаев – младший брат арестованных Батыра и Игоря:

«С 2004 года у нас это идет. Мы уехали во Владикавказ, но даже там не давали нам житья личная охрана Джабелича и силовики. Помню, человек 10-12 забежали с автоматами, зашли в казино, которое принадлежало Игорю, все разгромили и ушли. Во Владикавказе, чтобы попасть к себе домой, Игорь пробирался через соседний подъезд, выходил через другой. Его машину блокировали сзади и спереди – поджидали, когда он выйдет. За какое-то дело взяться и заработать на жизнь мне не давали люди Джабелича. Несколько раз приходили силовики, устраивали дома шмон. Я первый раз приехал в Южную Осетию только после отставки Кокойты, а до этого я даже не мог поехать на похороны погибших родственников».

В 2007 году Инала и среднего брата Батыра, депутата югоосетинского парламента, правоохранители избили до полусмерти и просто выкинули за шлагбаум на территорию Грузии. Инал той же ночью пробрался обратно, Батыр ходить не мог – его госпитализировали в Грузии. Батыр и Игорь выживали как могли: мотались между Киевом, Москвой и Тбилиси. Давний друг Игоря Дмитрий Санакоев устроил его на работу к себе в администрацию советником по культуре.

Родина на это ответила обвинением в измене, видимо, посчитав, что братья просто обязаны были сдохнуть под шлагбаумом. Хотя кто кого предал и кто сейчас должен сидеть на скамье подсудимых, например, за злоупотребления служебными полномочиями или за посягательство на неприкосновенность депутата, – это большой вопрос.

После отставки Эдуарда Кокойты братья перебрались во Владикавказ. Когда умерла мать, решили, что после похорон сами придут в югоосетинский КГБ для объяснений. Говорят, им даже гарантировали, что не станут арестовывать... Но обещания не сдержали.

По словам адвоката Байсангурова, все заявления о гостайне голословны – никаких убедительных аргументов следователи КГБ не предоставили:

«Я не могу выбрать линию защиты, поскольку мне не дают увидеться со своими подзащитными. Соответственно, и они отказываются от дачи любых показаний, и я не могу им ничего посоветовать. А совет у меня к ним будет один: говорите, что вы знаете, где вы были, что вы слышали».

По сути, это произвол государства – людей лишают возможности защитить свои права в уставленном законом порядке. Непонятно, во имя чего это делается, что пытается скрыть следствие? Что такого знают задержанные, что не должны услышать жители республики? Кто знает, быть может, они могут назвать имена тех, кто до сих пор совмещает работу в Тбилиси и Цхинвале?

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG