Accessibility links

Станислав Белковский: «Владимир Путин считает, что он победит»


Российский политолог Станислав Белковский

Российский политолог Станислав Белковский

ПРАГА---Сегодня в рубрике «Гость недели» мы побеседуем с политологом Станиславом Белковским из Москвы.

Дэмис Поландов: Станислав, мы возвращаемся к главной теме сегодняшнего дня – ситуации на Украине, точнее, к соглашению по Украине, которое было сегодня заключено в Минске. Как вы оцениваете это соглашение: будет ли оно исполняться и можно ли его назвать решающим в этом конфликте?

Станислав Белковский: Нет, по-моему, это соглашение абсолютно не решающее и вообще не стратегическое. Оно было нужно всем сторонам исключительно тактически. Украине – потому что в последние две недели украинские войска потерпели неудачи и нужно сейчас выиграть время, чтобы зализать раны. России – потому что президент России Владимир Путин хотел избежать нового пакета санкций на саммитах, которые происходят в последние дни, и, судя по всему, это ему удалось, по крайней мере ему удалось избежать незамедлительного введения санкций. Кроме того, России было важно легитимировать сепаратистов, лидеров т.н. Донецкой и Луганской народных республик в качестве стороны переговоров, с которой Украина идет на официальные контакты, достигает определенных соглашений. В этом смысле каждая сторона добилась своего, но поскольку истинные причины войны нисколько не устранены, то конфликт будет продолжаться.

Дэмис Поландов: То есть Владимир Путин фактически подвешивает ситуацию и она может тянуться еще очень долго?

Станислав Белковский: Как я неоднократно говорил, Владимир Путин рассматривает конфликт на Украине, который был резко интенсифицирован в последние две недели за счет видимого усиления присутствия российских вооруженных сил на украинской территории, как метод принуждения Запада, прежде всего США и Евросоюза, к диалогу о будущем Украины и вообще о буферных зонах между Россией и НАТО на всем постсоветском пространстве. Пока он не добился прямых переговоров по этому вопросу и признания самого себя правильным переговорщиком по этим вопросам, он не оставит Украину в покое, невзирая не внешнее перемирие, которое, как я уже сказал, продиктовано тактическими, краткосрочными интересами всех участников конфликта.

Дэмис Поландов: Какова программа максимум, на которую может рассчитывать Владимир Путин?

Станислав Белковский: Владимир Путин считает, что он победит. Сегодня, судя по многочисленным комментариям, так уже думают и многие наблюдатели, что он пережмет Запад по той простой причине, что он не боится войны, а Запад серьезно боится войны в Европе, потому что ценность жизни европейца значительно выше, чем ценность жизни русского человека. Путин всегда может завалить трупами любую проблему, что, собственно, мы уже наблюдаем на Украине, когда туда отправляются российские военнослужащие, якобы потом оказывающиеся в отпуске и не заслуживающие даже официальных соболезнований и церемонии похорон. Убивает он этих людей, правда? Как сказал несколько месяцев назад Владимир Путин на прямой линии со своими избирателями, «для русского народа на миру и смерть красна», видимо, на это и есть расчет. Этот шантаж вкупе с попыткой экономического уничтожения Украины за счет последовательного применения определенных ограничительных мер в торговле, с точки зрения Путина, приведет его к успеху, т.е. к договоренности с Западом о том, что в условиях, когда постсоветское пространство фактически прекратило существование как наследник российско-советской империи, Путин имеет право формировать на этом пространстве буферные зоны, в частности, переформатировать Украину, Молдову, сыграть свою роль в карабахском урегулировании и т.д. То есть Донецк и Луганск – далеко не последние точки путинской экспансии, и в случае его успеха на этом пути за этим последуют другие территории.

Дэмис Поландов: Мы говорим о Новороссии, т.е. просто пойдут войска занимать Херсон и дальше на Одессу?

Станислав Белковский: Нет, не только и не столько. Путин не в состоянии обеспечить полноформатную оккупацию хотя бы даже части Украины. Для этого, во-первых, нужно многосоттысячное войско, а во-вторых, лояльность местного населения. У Российской Федерации нет ни первого, ни второго. Более того, конфликт в Донецке и Луганске показал, что сам т.н. пророссийский юго-восток Украины был не более чем мифом и блефом и, собственно, ни один регион от Харькова до Одессы не стремится в Россию. Бльшинство населения этих регионов поддерживает пребывание в составе Украины, что было бы и с Донецком и Луганском, если бы не искусственно навязанная этим областям Украины война. Задача Путина – принудить Запад к переговорам. Договориться с Соединенными Штатами Америки как с глобальным гегемоном прежде всего и Евросоюзом как основным политико-экономическим партнером Украины во вторую очередь о том, что у России есть свои права на постсоветском пространстве за пределами территории России и в смысле составления буферных зон, и в смысле предотвращения вступления определенных стран, в первую очередь Украины, в НАТО, и, конечно, в смысле фактического, хотя бы и неформального признания аннексии Крыма, как минимум, в части жизнеобеспечения Крыма.

Дэмис Поландов: Я думаю, в первую очередь не только Украина, но и Грузия. Как вы думаете, какие могут быть действия в отношении Грузии?

Станислав Белковский: Грузия здесь является для Путина образцом и идеалом в известной степени. В Грузии, как ему кажется, в соответствии с моими представлениями о предмете, ему удалось реализовать то, что он хочет реализовать на постсоветском пространстве в целом. Он сначала создал буферную зону в виде Абхазии и Южной Осетии, легализовав их сотрудничество с Россией путем признания Российской Федерацией независимости этих государств, затем он добился ухода от власти агрессивно антироссийского Михаила Саакашвили и посодействовал, как ему кажется, приходу к власти клана Бориса Иванишвили, который хотя и не является пророссийским политиком, но и не исповедует агрессивно антироссийскую позицию. Я думаю, что такую же тактику он будет пытаться реализовать и в отношении Украины, Молдовы и некоторых других сопредельных России государств. Все это в любом случае свидетельствует о прекращении существования Российской империи и о том, что Москва сознательно или, скорее всего, даже бессознательно хочет компенсацию за этот крах Российской империи в виде надкусывания части территории бывших постсоветских государств, которые Кремль считает случайно оказавшимися за пределами России, и переформатирования не только Украины, но и постсоветского пространства в целом.

Дэмис Поландов: Но ведь в случае с Грузией Кремль каким-то образом «проглотил» то, что было заключено соглашение об ассоциации с Евросоюзом. То, что вы говорите, в принципе, показывает, что дальнейшая евроинтеграция Грузии в Кремле, по крайней мере, не просматривается, что не будет более серьезной интеграции Грузии в НАТО. Вы тоже думаете, что этот процесс будет заморожен?

Станислав Белковский: Я думаю, что он будет происходить, потому что я не верю в успех как кремлевской доктрины. Но Кремль-то верит в успех собственной доктрины, и это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

Дэмис Поландов: То есть вы считаете, что у Грузии есть перспективы войти в НАТО?

Станислав Белковский: Я считаю, что и у Грузии, и у Украины, и у Молдовы есть такие перспективы. Но я считаю, что путинская Россия приложит все свои силы, чтобы этого не случилось, и это нужно воспринимать как весьма опасную и потенциально кровавую реальность сегодняшних дней.

Дэмис Поландов: Каким образом на Россию влияют сегодня санкции? Каково будущее самой России, хотя бы в экономическом плане?

Станислав Белковский: Санкции влияют достаточно существенно. Я думаю, что и для Владимира Путина это не является секретом. Одно только ограничение доступа к западному финансированию, притом, что сегодня российские корпорации должны порядка 700 миллиардов долларов иностранным кредиторам; ограничение доступа к технологиям, притом, что российская промышленность за последние четверть века стала весьма зависима от этих технологий, – это очень существенный удар по экономике, особенно в ситуации, когда Россия и так из-за всяких крымских и донбасских кризисов шла к рецессии и пришла к ней сегодня, по оценкам официальных правительственных экономистов. Но Путин не считает это критическим для себя и страны. Он постоянно говорит о том, что Россия может затянуть пояса ради национальной гордости, ради того, чтобы сокрушить супостата в лице Соединенных Штатов Америки. Уже ясно, что во всем будут обвинены Соединенные Штаты, что мы жили-жили хорошо, потом пришел проклятый Обама и все испортил. Эта пропагандистская линия уже очень последовательно проводится в государственных средствах массовой информации. Путин исходит из того, что русский народ умеет терпеть. Это уже достаточно неприкрыто проявляется в его риторике последних месяцев. Кроме того, Путин исходит из того, что русский народ его поддерживает – его рейтинг совсем недавно достиг исторического максимума, а поддержка русского народа оправдывает любые его действия, в том числе объективно наносящие существенный ущерб российской экономике. То, что элитам тоже придется затянуть пояса – так Путин предупреждал элиты, что грядет национализация и надо поработать для страны, а не только выкачивать из нее безразмерные ресурсы, чем российские элиты занимались на протяжении минувших двух десятилетий.

XS
SM
MD
LG