Accessibility links

Первая декада сентября внесла в повестку дня два интересных вопроса. Началась общенациональная дискуссия о том, следует ли сварить тренера сборной Грузии и руководство федерации футбола в кипящем масле или, наоборот, четвертовать их прямо на стадионе имени Бориса Пайчадзе. Поскольку сторонники этих методов все еще не пришли к окончательному консенсусу, можно пока перейти ко второму вопросу: Минздрав запретил продавать без рецепта целый ряд лекарственных препаратов и грузинская общественность удивилась и обиделась.

Это неслучайное словосочетание, именно так («удивилась и обиделась») хронист описывает реакцию царицы Тамары, узнавшей о попытке учреждения парламента и ограничения ее прав. Кстати, любой преподаватель истории подтвердит, что при обсуждении этого эпизода абсолютное большинство студентов однозначно поддерживает царицу, придавая ее переживаниям и тактическим уловкам намного большее значение, чем программе мятежных реформаторов. Что поделать, таковы особенности национального восприятия - чувства, безусловно, доминируют над рассудком. А ведь не исключено, что именно в тот день Грузия потеряла свой самый главный исторический шанс. Можно было пройти сотню метров, ворваться во дворец при полном превосходстве в силах и убедить перепуганную девушку подписать Великую хартию грузинских вольностей. Но не смогли, не решились, стояли, как декабристы на Сенатской, и наконец достоялись. Результат известен: иконы с ликом Тамары висят на каждом углу, а те беспечные вольнодумцы прокляты и забыты.

Так что отвечать удивлением и обидой на попытку изменить привычный порядок вещей весьма давняя грузинская традиция. Если мы просмотрим публикации в СМИ и комментарии в социальных сетях по поводу решения Минздрава, то увидим, что во главу угла ставятся прежде всего эмоции и страх перед возможным дискомфортом и лишь затем (далеко не всегда) начинается обсуждение по существу. И легче таскать сизифов камень, чем пытаться проводить реформы, продираясь сквозь сонмы удивленных и обиженных, униженных и оскорбленных.

Ежегодно сотни, если не тысячи граждан Грузии гибнут от самолечения и «аптечной наркомании». По данным группы АСТ, 48% опрошенных тбилисцев принимают таблетки по своему усмотрению, еще 21% пытаются излечиться, используя методы народной медицины. 19% допускают, что могут сходить в поликлинику в случае осложнений, 8% не лечатся вообще и лишь 5%, заболев, сразу обращаются за помощью к медикам. Это какой-то тихий, незаметный постороннему глазу самогеноцид.

Визит к врачу для большинства живущих в бедности грузин непозволительная роскошь. Тем более что в некоторых клиниках изобретают весьма изощренные схемы, чтобы вытрясти из пациентов последние сбережения, а посему многие граждане воспринимают врачей как вампиров и бандитов с большой дороги. Что касается лекарств, то из-за картельного сговора ведущих фармацевтических компаний цены не только перехлестнули за разумные рамки, но уже возвышаются над законами божескими и человеческими. Перед выборами Иванишвили обещал приструнить любителей сверхприбыли и, став премьером, убеждая и угрожая, в самом деле добился снижения цен, но спустя год все вернулось на круги своя. Не исключено, что вместо того, чтобы рубить головы этой монополистской гидре, новые чиновники решили ее подоить, точно так, как это делали их предшественники.

Дальше – хуже. Напуганные введением новых норм граждане в последнюю неделю августа ринулись в аптеки. И цены на некоторые препараты выросли еще на 10-15%. Насладившись плодами ажиотажного спроса, руководители ряда фармацевтических компаний пустились во все тяжкие. Уже после 1 сентября вблизи части аптек внезапно возникли врачебные кабинеты, где (пока) абсолютно бесплатно можно получить любой рецепт, дав согласие отовариться именно в этой аптеке. Присутствие больного при этом необязательно. Эта безответственная, безнаказанная наглость, вероятно, не имеет аналогов в истории медицины. Для того чтобы не допустить хотя бы минимального снижения спроса, некоторые компании готовы с радостью поддержать традиции национального самолечения, по сути являющегося самоубийством.

Неужели правительству следовало оставить все как было? Чтобы общество не удивлялось, не обижалось и не искало обходные пути, матеря власти и идя на поводу у преступных дельцов. Тем более что скоро настанет очередь Минздрава обижаться, удивляться и пытаться уничтожить «черный рынок рецептов», на месте которого непременно возникнет новый, более защищенный и не менее циничный. Возможно, проблема в том, что следовало менять не отдельные нормы, а систему в целом. Нельзя возлагать дополнительное бремя на население, не уничтожив фармацевтического картеля, не создав условий для здоровой конкуренции в этом секторе и не образумив потерявших края чиновников и врачей. А то так и будем сидеть, удивляясь и обижаясь друг на друга; вот уже 800 лет так сидим, а, возможно, и все 3000.

Кстати, тот злополучный эпизод XII века, который вроде бы не имеет никакого отношения к рассматриваемой проблеме, всегда тщательно затирался историками, вероятно, прежде всего потому, что это была продуманная попытка изменить систему. Им и стоящим за ними правителям было намного выгодней, чтобы общество оставалось в сладком плену архаических сказок о добрых царях, злых придворных и бедном, но славном народе-богоносце. Но систему надо менять, и потому не следует забывать о том горьком дне, когда царица была прекрасна, а мятежники были правы. И, возможно, это приведет нас не к душераздирающему выбору, но к синтезу разумного, справедливого и опять же прекрасного. К некой скрытой до поры формуле, которая позволит провести в Грузии успешные реформы. Хочется верить, что рано или поздно это произойдет и прогнившая насквозь ненасытная, словно оборотень, неофеодальная система будет наконец изменена.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG