Accessibility links

Негласный визит


Эксперты, отслеживающие ситуацию в регионе, убеждены, что скудость информации о целях визита Тибилова связана с некоторыми болезненными для партнеров вопросами, которые, наверное, будут обсуждаться в ходе визита

Эксперты, отслеживающие ситуацию в регионе, убеждены, что скудость информации о целях визита Тибилова связана с некоторыми болезненными для партнеров вопросами, которые, наверное, будут обсуждаться в ходе визита

Вот уже третий день, как в Москве с рабочим визитом находится президент республики Южная Осетия Леонид Тибилов. В отличие от прошлых лет, о содержании этого визита почти ничего не сообщалось ни в югоосетинской, ни в российской официальной прессе.

Все, что вырвалось наружу о содержании визита Леонида Тибилова, – это сообщение пресс-службы президента о его вчерашней встрече с патриархом Кириллом в резиденции предстоятеля Русской православной церкви и короткая заметка о том, что сегодня глава государства провел встречу с Владиславом Сурковым.

Югоосетинские и российские эксперты, отслеживающие ситуацию в регионе, убеждены в том, что скудость информации о целях визита Тибилова связана с некоторыми болезненными для партнеров вопросами, которые, наверное, будут обсуждаться в ходе визита. Среди них, считают эксперты, и инвестиционные проекты на 2015 год, предложенные директором департамента Управления президента РФ по социально-экономическому сотрудничеству с государствами-участниками СНГ, Абхазией и Южной Осетией Владимиром Авдеенко в ходе своего недавнего визита в республику. Отношение к кураторским проектам в Южной Осетии неоднозначное.

К примеру, один из них, вызвавший в республике споры, предполагается реализовать с крупным российским холдингом «Дамате». 22 августа на пресс-конференции министр сельского хозяйства Маирбег Гучмазов отрапортовал о проекте как об успешном, перспективном предприятии. Однако, по отзывам цхинвальских экспертов, далеко не все в югоосетинских коридорах власти настроены столь оптимистично. Многие выступают против реализации этого проекта и считают, что он не в интересах республики.

Речь идет вот о чем. «Дамате» инвестирует 10% или 30 миллионов рублей в молочную ферму, расположенную в селении Хетагурово Знаурского района. Оставшиеся 90% или 270 миллионов рублей инвестору предоставят в качестве поддержки развития предпринимательства. Из них 45% или 135 миллионов рублей – льготный кредит от российского банка на пять лет под 10% годовых и столько же должно вложить югоосетинское инвестиционное агентство в качестве долевого участия.

Эта ферма на 500 голов уже практически построена. На ее возведение югоосетинская казна потратила 240 миллионов рублей. На предоставленные средства инвестор обязуется запустить молочное производство из 190 дойных коров, а остальные триста голов вроде бы прибавятся в процессе развития предприятия. То есть республика суммарно затрачивает 375 миллионов на производство в 190 дойных коров – это почти по два миллиона рублей на корову. В Южной Осетии эффективность или даже целесообразность подобных инвестиций вызывает, мягко говоря, сомнения. Для сравнения, я знаю югоосетинских фермеров, которые, затратив 16 миллионов рублей, отстроили ферму на 400 коров и уже содержат на ней 170 голов. Почему бы им или таким же, как они, не выделить эти деньги?

Инвестиционная программа на следующие три года предполагает распределение 400 миллионов рублей ежегодно на развитие предпринимательства. Получается, что сразу треть годового фонда уходит в российский холдинг. А местным-то что с этого?

Российские эксперты по этому поводу говорят, мол, российский бизнес боится вкладываться в республику – слишком много рисков, поэтому им нужно создать такие условия, при которых риск практически сводится к нулю. Но при этом в республике пруд пруди парней, которые, несмотря на все риски, живут здесь последние 20 лет вполне счастливо и даже строят планы на будущее. Они что, не в состоянии построить коровник?

В то же время местные пока с опаской присматриваются к этой инвестпрограмме.

По условиям финансирования бизнес-проектов, 45%, которые вкладывает в производство инвестиционное агентство, предприниматель может со временем выкупить. Но здесь возникает вопрос: по какой цене? Не заломит ли ему цену агентство, если бизнес окажется успешным, и не окажется ли он на птичьих правах в созданном предприятии со своими 20% уставного капитала? Власти с разъяснениями по этому поводу пока не спешат.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG