Accessibility links

Опасный прецедент


Горожане, для которых важна культурная среда, пытаются остановить процесс незаконного сноса памятников архитектуры, они опасаются, что Сухум, благодаря массовому новострою, превратится в подобие Адлера

Горожане, для которых важна культурная среда, пытаются остановить процесс незаконного сноса памятников архитектуры, они опасаются, что Сухум, благодаря массовому новострою, превратится в подобие Адлера

Градостроительный совет при главном архитекторе г. Сухум обсуждал проект дома, который владелец планирует построить на месте снесенного им памятника архитектуры.

Тенгиз Ткебучава приобрел небольшой двухэтажный особняк в исторической части города, по улице Джанашия, 29. Зная, что дом является памятником архитектуры, Ткебучава снес его в марте этого года. Событие имело большой общественный резонанс. Хозяину было дано предписание восстановить разрушенный дом в его прежнем виде.

В Сухуме осталось не так много исторических зданий, но именно они придают городу неповторимость, являются материальными воплощениями его прошлого. Горожане, для которых важна культурная среда, пытаются остановить процесс незаконного сноса памятников архитектуры, они опасаются, что Сухум, благодаря массовому новострою, превратится в подобие Адлера. Такой же позиции придерживаются и многие архитекторы, правда, не все.

В состав Градостроительного совета входят не только специалисты – строители и архитекторы, но и историки, художники, представители городской общественности. Их мнение не имеет решающего значения, но главный архитектор города Давид Эшба прислушивается к нему и опирается на него при принятии важных решений.

Сегодня вниманию членов Градостроительного совета молодой архитектор Кама Кация предложила свой проект здания по улице Джанашия, 29, который заказал ей Тенгиз Ткебучава. Вот что она сообщила: «У нас домик двухэтажный, кирпичный, начала прошлого века. Стояла задача, если есть возможность его реконструировать, если нет возможности, мы его будем восстанавливать, достраивать, перестраивать, что-то с ним делать. Была проведена экспертиза, и оказалось, что конструктивная часть дома очень повреждена. Все углы, все детали я зафиксировала, и уже в новом проекте мы будем их повторять один в один, идентично.

Заказчик поставил передо мной задачу расширения. Недостаточно той площади, которая была ранее предложена. Расширились мы помимо горизонтальных поверхностей еще и ввысь. Мы пристраиваем еще два этажа вверх. Соответственно, конструктивная система меняется полностью. Из кирпичной несущей стены превращается в монолитный железобетонный каркас, который будет облицовываться тем же кирпичом, который был разобран с этого же дома. Память кирпича мы, так сказать, сохраняем».

Оказалось, что архитектор Кама Кация, зная о том, что имеет дело с памятником архитектуры, приступила к работе над проектом, не получив архитектурно-реставрационного задания от Управления охраны историко-культурного наследия. А это является нарушением действующих правил.

Архитекторы отметили, что проект имеет мало общего с тем домом, который был. Новый проект, говорили они, напоминает бастион, он не отвечает тому духу исторической застройки, который в этом районе сложился. Автор проекта нарушила требования пожарной безопасности, вокруг дома нет свободного пространства. Если следовать такой застройке, говорят они, то весь город превратится в гору кубиков. В Сухуме же по вековой традиции вокруг домов всегда была свободная зона, где можно было посадить цветы, поставить скамейку, где могут поиграть дети и попить кофе на воздухе хозяева.

На защиту проекта встал заместитель главного архитектора г. Сухум Мирон Хагба, его аргументация была такой: «Молодой архитектор, она очень большую работу проделала, очень много работала. Чья вина, почему вот так случилось? Это наша общая вина. Но я сегодня считаю, что надо компромиссно подходить к этому объекту. На северной стороне вырос объект четырехэтажный, причем, по форме он мощней, чем этот. С юга стоит великолепный памятник – четырехэтажный дом Шервашидзе. Вот он впишется туда, если еще и северную часть привести в порядок, мы получим квартал нормальный. Мне кажется, нельзя рубить. Если к этому проекту относиться, как к памятнику, и требовать два этажа повторить, сегодня у нас этот путь не получится. Я знаю мнение заказчиков. Не будет платить человек за двухэтажный дом и тратить большие деньги».

Эту позицию не поддержали другие члены Градостроительного совета, их позиция была иной. Вахтанг Кварандзия, ведущий специалист Управления по архитектуре и строительству г. Сухум сказал: «Подход у нас такой: да, закон нарушен, но… вот это «но» нас на дно опускает. Возникает соблазн для застройщика. Ему не хватает объема, он хочет побольше сделать. Давай, думает он, я разрушу, а потом построю то, что захочу. И он разрушает. Этот вот факт – в ряду печально известных фактов разрушений, волна которых прокатилась по нашему городу. Стоит нам сейчас дать слабину и разрешить ему, все будут строить, как захотят. Они найдут мотивы. Говорят, объект маленький, гражданский. Действительно, но вот эти маленькие объекты составляют ту неповторимую городскую среду, которая у нас есть, приятную, комфортную и сладкую среду…»

Вахтанга Кварандзия поддержал и председатель Союза архитекторов Тимур Зантария. Он считает, что сегодня решается судьба всех исторических зданий города. Если будет создан прецедент, процесс сноса исторических зданий охватит всю страну. Надо наказать человека и заставить его восстановить точно такое же здание, которое было, тогда и другим неповадно будет. Он сказал: «Человек снес здание из расчета на то, что… а они погавкают и перестанут. Человека сажать нужно, человек памятник снес. Давайте мы не будем запачканы в этом. Если он сможет построить, если власти у нас нет, пускай строит, что хочет, а мы не будем в этом деле участвовать».

Было предложено несколько вариантов решения вопроса. Восстановить здание в том виде, в каком оно было до разрушения; восстановить фасад и разрешить пристройку во дворе, этажность сократить; восстановить здание в соответствии с архитектурно-реставрационным заданием. Голосование было отложено, так как на заседании Градостроительного совета присутствовали только 15 членов из 21. До нового заседания Градостроительного совета должен собраться научный совет Управления охраны историко-культурного наследия. Ему также предстоит вынести свой вердикт.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG