Accessibility links

По законам гетто


Жизнь в Ленингорском районе все больше напоминает гетто. За любое противление произволу, унижению, за любое проявление личного достоинства следует неминуемая кара, и выполняют ее такие же жители гетто

Жизнь в Ленингорском районе все больше напоминает гетто. За любое противление произволу, унижению, за любое проявление личного достоинства следует неминуемая кара, и выполняют ее такие же жители гетто

Сегодня гражданская активистка из Ленингорского района Южной Осетии Тамара Меаракишивли подала заявление в милицию по факту шантажа, угроз и оскорблений в ее адрес. По словам Тамары, на попытки обжаловать в суде незаконное увольнение с должности директора Дома детского творчества власть ответила давлением на ее семью.

Впоследствии к травле присоединились и заискивающие перед начальством сослуживцы. Сегодня ее чуть не побили разъяренные дамы во главе с новым директором Дома детского творчества. Женщины потребовали от Тамары покинуть район «по-хорошему». По словам Тамары Меаракишвили, ее недоброжелатели и не скрывают от нее, что она лишняя в Южной Осетии и лучше бы ей убраться в Грузию:

«Я себя чувствую незащищенной, меня на весь район объявили грузинской шпионкой, которая получает деньги лично от Бидзины Иванишвили, шлюхой, сумасшедшей, которую нельзя подпускать к детям. Они что угодно могут придумать, они все могут сделать и оформить актом. Если человек пять заявит, что я их избила или отравила, что со мной будет? Кто меня здесь будет защищать? Я, как гражданин Южной Осетии, задаю этот вопрос президенту Леониду Харитоновичу – гаранту моих конституционных прав. Он прекрасно знает, что здесь творится».

Это уже даже не административное преследование, это настоящий извод, когда человеку не дают покоя круглые сутки. Чиновники дают обещания разобраться в ситуации и восстановить справедливость, но, как оказывается, только для того, чтобы продержать ее в приемной несколько часов, а потом рассмеяться в лицо уставшей женщине. «Специально обученные» гражданки не дают прохода на улице, оскорбляют, угрожают. По ночам в стены ее квартиры бросают камни, закидывают в окна жаб.

Тамара говорит, что в большинстве своем ее обидчики при иных обстоятельствах были бы добрее и совестливее. Но такова жизнь в Ленингорском районе, все больше напоминающем гетто. Здесь особый режим. Если есть работа, можно зарабатывать в разы больше, чем в Цхинвале, но, в отличие от столицы, здесь человек лишен и намека на гражданские права. За любое противление произволу, унижению, за любое проявление личного достоинства следует неминуемая кара, и выполняют ее такие же жители гетто. Кто отказывается принимать участие в травле, сам попадает под пресс.

Чиновники не стесняются говорить ей в лицо, что все ее беды связаны с тем, что она дала несколько интервью радио «Эхо Кавказа», что именно из-за этого вся ее семья потеряла работу, сестре не дают пропуск, да еще грозят лишить права на въезд в район дочь – студентку тбилисского университета. Но с нашим радио общаются сотни цхинвальцев, и ничего, никто их за это не казнит. Что это, если не свидетельство тому, что в районе действуют особые правила?

Российский правозащитник Варвара Пахоменко говорит, что Тамара сильно сдала за этот год. От ее прежней решимости остаться жить в Южной Осетии, искреннего желания обрести здесь будущее для себя и своей семьи уже мало что осталось. Тамара и сама все чаще говорит в беседах с друзьями, что ее просто выдавливают из республики, из ее родного дома:

«То, что происходит сейчас с Тамарой не только по работе, но и в повседневной жизни, это уже просто неприлично. Это очень плохо для имиджа республики. В районе, где люди чувствуют себя в подвешенном состоянии, когда они не знают, что с ними будет завтра, Тамара была символом того, что можно интегрироваться в республику, можно здесь остаться, жить и работать. Ее сегодняшнее положение вызывает сомнения в самой возможности для людей остаться жить в районе, не говоря уже о том, что чисто по-человечески то, что происходит с Тамарой Меаракишвили, это просто некрасиво».

Это может показаться для кого-то из местных чиновников странным, но именно по Тамаре правозащитное сообщество судит о качестве жизни в Ленингорском районе. Потому что она, в отличие от абсолютного большинства местных жителей, сознательно выбрала жизнь в районе. Она отказалась от грузинского статуса беженца, она, в отличие от многих, не получает вторую зарплату во временной администрации Дмитрия Санакоева. Иными словами, Тамара не временщик, который рассматривает жизнь в районе как временную возможность заработать. Это честная попытка грузинки стать полноценным гражданином Южной Осетии. Именно по результатам ее попытки, по ее судьбе правозащитное и экспертное сообщество судит о том, что происходит в районе.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG