Accessibility links

Бедствие для местных жителей


В течение пяти послевоенных лет санитарно-эпидемиологическая ситуация в Цхинвале – катастрофическая. Город разрыт, коммуникации нарушены. Процесс послевоенного восстановления в республике, который устроил здесь российский Минрегион, превратился в настоящее бедствие для местных жителей

В течение пяти послевоенных лет санитарно-эпидемиологическая ситуация в Цхинвале – катастрофическая. Город разрыт, коммуникации нарушены. Процесс послевоенного восстановления в республике, который устроил здесь российский Минрегион, превратился в настоящее бедствие для местных жителей

В Южной Осетии в начале учебного года случилась вспышка острой кишечной инфекции, от которой пострадало более полутора сотен людей в основном детского возраста. Местным эпидемиологам удалось справиться с болезнью.

Вспышка острой кишечной инфекции, пик которой пришелся на первую декаду сентября, пошла на спад. Это не официальная информация, а наблюдения родителей, чьи дети были госпитализированы. Они говорят, что больничные палаты пустеют, количество обращающихся за помощью сходит на нет. Всего было официально зарегистрировано 152 случая заболевания. Из обратившихся за помощью инфицированных 115 были госпитализированы. Местные эксперты отмечают, что это далеко не полная статистика. Многие, в том числе и мои знакомые, предпочитали лечиться самостоятельно. Как сообщила ИА «Рес» врач-инфекционист Элла Джиоева, распространение вируса было связано с окончанием летних каникул, скопление детей в школах и детских садах – идеальное условие для этого.

По словам депутата югоосетинского парламента Амирана Дьяконова, удивляться подобным вспышкам инфекционных болезней не приходится. В течение пяти послевоенных лет санитарно-эпидемиологическая ситуация в Цхинвале – катастрофическая. Город разрыт, коммуникации нарушены. Процесс послевоенного восстановления в республике, который устроил здесь российский Минрегион, превратился в настоящее бедствие для местных жителей, говорит Амиран Дьяконов:

«Приведу пример. Улица Осетинская, бывшая Карла Маркса. На этой улице расположены республиканская, инфекционная и туберкулезная больницы. Улицу разрыли, там нет асфальтового покрытия, а система канализации не работает, трубы вскрыты. Автотранспорт или ветер поднимает в воздух пыль, которая содержит в себе бациллы, вирусы. Этой пылью мы дышим вот уже пять лет».

Это лишь одна из многих возможных причин вспышки инфекции, считает Амиран Дьяконов. Например, источником болезни могли стать и продукты питания:

«Граница с Грузией закрыта, но оттуда незаконным путем поступает значительная часть овощей и фруктов на наш рынок. Вполне понятно, что никакого санитарного надзора или таможенного контроля над этой продукцией не осуществляется».

К сожалению, отмечает депутат, соответствующими службами не было сказано ни слова об источнике инфекции или хотя бы о том, что идет специальное расследование по этому поводу.

Это не первый случай вспышки инфекции в Южной Осетии. Всякий раз она списывается на плохое качество воды или еще на что-то, но ни разу не прозвучало квалифицированного, подтвержденного лабораторными исследованиями объяснения причин массового заболевания людей. Наверное, считает Амиран Дьяконов, можно было бы воспользоваться и российской практикой, когда случаи массовых заболеваний расследует прокуратура.

В 2012 году республику посещал главный санитарный врач России Геннадий Онищенко. Говорят, за закрытыми дверями он устроил югоосетинским коллегам разнос по поводу того, что самое современное оборудование из России, которое позволяет провести практически любую экспертизу, пылится без дела, а работа местного потребительского надзора поставлена из рук вон плохо.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG