Accessibility links

Дело Пухаевых. Письмо президенту


Согласно местному законодательству, защитник Пухаевых получил в Минюсте разрешение на адвокатскую деятельность на территории республики и направил документы в КГБ, но там не торопятся с ответом, хотя по закону обязаны это сделать в десятидневный срок

Согласно местному законодательству, защитник Пухаевых получил в Минюсте разрешение на адвокатскую деятельность на территории республики и направил документы в КГБ, но там не торопятся с ответом, хотя по закону обязаны это сделать в десятидневный срок

Подозреваемый в государственной измене бывший депутат югоосетинского парламента Батыр Пухаев направил письмо президенту Южной Осетии. В нем он просит Леонида Тибилова допустить к нему российского адвоката Николая Байсангурова и обеспечить его право на защиту. Братья Пухаевы были задержаны в Цхинвале в июне этого года. 10 сентября Цхинвальский городской суд продлил им срок содержания под стражей еще на два месяца.

В письме, адресованном югоосетинскому президенту Леониду Тибилову, Батыр Пухаев просит обеспечить объективное расследование уголовного дела и гарантировать ему право на защиту. Обращение официально зарегистрировано в канцелярии администрации президента Южной Осетии 11 сентября этого года. Согласно местному законодательству, защитник Пухаевых – российский адвокат Николай Байсангуров – получил в Минюсте разрешение на адвокатскую деятельность на территории республики и направил эти документы в КГБ. Там не торопятся с ответом, хотя по закону обязаны это сделать в десятидневный срок. Прошло уже больше месяца, говорит Байсангуров, но сотрудники КГБ по-прежнему советуют запастись терпением и ждать:

«Они так мотивируют свою позицию: мы вас не допустим к работе, поскольку в деле имеются сведения, относящиеся к государственной тайне. Но доказательств того, присутствует гостайна или отсутствует, я еще не получил. Если бы у меня были какие-то подозрения, что Пухаевы нанесли вред осетинскому народу и Южной Осетии, я бы не стал браться за это дело».

Байсангуров отмечает, что в неофициальном разговоре с ним один из сотрудников КГБ объяснил позицию ведомства следующим образом:

«Я спросил, либо они работали на предприятиях оборонного назначения, либо в какой-то структуре, имеющей отношения к гостайне. Но ничего такого нет. Аргументы у них такие: в данном уголовном деле фигурирует человек, в свое время являвшийся министром обороны, который впоследствии работал в правительстве».

Николай Байсангуров обращает внимание на сложившийся юридический казус. С одной стороны, в республике действует уголовно-процессуальный кодекс РФ и адвокаты, зарегистрированные в России, могут свободно работать в Южной Осетии, с другой – ему по разным причинам отказывают в профессиональной деятельности.

Получить разъяснения в пресс-службе КГБ мне не удалось. Ранее ведомство мотивировало свой отказ тем, что Байсангуров, как адвокат зарубежного государства, не может участвовать в процессе, содержащем гостайну:

«В соответствии с югоосетинским законодательством, совпадающим с российским законом, следствие оставило за собой право отказать адвокату иностранного государства участвовать в процессе. Отказ связан с тем, что статьи, по которым возбуждено уголовное дело, предполагают ознакомление адвоката с документами, составляющими государственную тайну», – сообщается в официальном комментарии пресс-службы КГБ Южной Осетии.

Впрочем, Николай Байсангуров до сих пор не получил официального уведомления от КГБ республики.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG