Accessibility links

Ираклий Хинтба: «В Абхазии будут приветствовать образование новых государств»


Замминистра иностранных дел Абхазии Ираклий Хинтба

Замминистра иностранных дел Абхазии Ираклий Хинтба

В Шотландии 18 сентября пройдет референдум о возможном отделении от Великобритании. За этим процессом с интересом следят в Абхазии. Об этом рассказал первый замминистра иностранных дел республики Ираклий Хинтба.

А. Г.: В Шотландии проводят референдум об отделении от Великобритании. Считаете ли вы, что между жителями Шотландии и Абхазии есть что-то общее?

И. Х.: Говорить о прямых параллелях, конечно, нельзя. Все народы разные, у всех своя судьба, свои особенности, исторические, культурные. Но у нас с шотландским народом есть, я бы сказал, даже институциализированные контакты. Речь идет в первую очередь о том, что г. Сухум и шотландский город Килмарнок являются городами-побратимами. Уже много лет в городе Килмарнок установлен мемориал в память о погибших в грузино-абхазской войне. Там красивый мемориал в виде абхазского флага. И мы обмениваемся делегациями. Шотландцы – народ свободолюбивый, гордый. Это такие же горцы, как и абхазы. И, конечно, мы внимательно следим за происходящими в Шотландии событиями. Результат референдума трудно предсказать, но, думаю, что народ Шотландии действительно ощущает потребность в том, чтобы получить больше прав, в том, чтобы определять в первую очередь внешнюю политику. В том, чтобы та экономическая прибыль, которая создается в Шотландии, все-таки служила интересам шотландского народа, а не распределялась по Великобритании. Все-таки, скажем, уровень ВВП в Шотландии в среднем выше, чем в основной части Великобритании. Что очень важно – это то, что шотландцы ощутили на себе сбой в работе британской демократии.

Смысл заключается в том, что интересы шотландцев – в основном, это трудолюбивый, трудовой народ – сегодня совершенно не учтены Вестминстером. И я думаю, что стремление шотландцев к независимости, как и стремление абхазов к независимости, основано на этих основных потребностях. А именно потребности в самостоятельном определении своей судьбы, потребности в самостоятельном экономическом развитии. Я думаю, что любой либерал, человек либеральных ценностей в сегодняшнем мире понимает, что нет более высокой ценности, чем право наций на самоопределение. Можно посмотреть труды Джона Локка, основоположника либерализма, Декларацию о независимости США. Право нации на самоопределение – это наивысшая ценность, и думаю, что если Шотландия объявит о своей независимости, то это, конечно, будет очень важным аргументом для всех народов, которые стремятся к самоопределению, к суверенитету, заявлять о своих правах и требованиях.

А. Г.: Ираклий Ревазович, рассматривает ли Абхазия возможность признания независимости Шотландии?

И.Х.: Я думаю, что в случае победы сторонников независимости и провозглашения независимости в 2016 году, мы, безусловно, очень внимательно отнесемся к выбору народа Шотландии. Мне кажется, что нет никаких препятствий к тому, чтобы мы двигались в направлении официальных отношений с этой страной.

А.Г.: Возможно, чтобы Абхазия – страна, которая признана столько лет, могла бы признать какую-то другую страну с юридической точки зрения?

И.Х.: С юридической точки зрения это возможно. Здесь возникают другие аспекты, связанные с тем, что такого рода решения все-таки должны быть подготовлены. И они также должны учитывать возможную ответную реакцию государства, которое мы собираемся признавать. В любом случае решение о признании является суверенной прерогативой любого государства. И мы за собой оставляем право воспользоваться этой прерогативой в отношении Шотландии и других государств, которые сегодня, как вы видите, возникают. Потому что мир продолжает меняться, реализация права на самоопределение является одной из важнейших тенденций современного развития. Думаю, что когда в Европе меняются мирным путем границы, возникают новые государства, это тот фактор, который должен влиять на общественное мнение на Западе для того, чтобы по-другому взглянуть на Абхазию, на Южную Осетию, те государства, которые многое сделали для того, чтобы претендовать на статус международно признанных государств.

А.Г.: А что вы думаете о других процессах: о каталонском и баскском?

И.Х.: Движение за независимость Каталонии и Басконии – это явления сегодняшней действительности. Каталония на протяжении трехсот лет стремится обрести статус независимого государства. Я думаю, что у них очень большие шансы. Каталония обеспечивает сегодня 20% бюджета Испании, у них есть свой язык, свои культурные особенности, у них есть национальное самосознание. Я думаю, что это те факторы, которые, безусловно, очень существенны в определении судьбы будущего Каталонии как независимого государства. Я думаю, что в Абхазии будут приветствовать образование новых государств, родившихся в результате реализации прав на самоопределение. Конечно, нельзя проводить грубых параллелей между Абхазией, Каталонией, Шотландией, Басконией, везде свои особенности. У Абхазии аргументов и оснований для того, чтобы претендовать на широкое международное признание не меньше, а на самом деле, гораздо больше, чем у многих из тех государств, которые я перечислил, в частности, у Косово. Но все эти процессы говорят о том, что тенденции к росту национального самосознания, к возникновению новых государств на карте мира продолжаются, они очень активные сегодня. И Абхазия – часть большой тенденции.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG