Accessibility links

Мировые цены нам не указ


Без проявления политической воли проблему не удастся решить и усилиями Агентства по конкуренции, которое должно начать функционировать в ближайшее время. У импортеров нефтепродуктов, очевидно, есть сильные покровители во власти

Без проявления политической воли проблему не удастся решить и усилиями Агентства по конкуренции, которое должно начать функционировать в ближайшее время. У импортеров нефтепродуктов, очевидно, есть сильные покровители во власти

В последние месяцы мировые цены на нефть неуклонно падают, соответственно, дешевеет и бензин. Однако этого не наблюдается в Грузии, где цены на топливо остаются на прежнем уровне. Причиной стабильно высоких цен эксперты называют монополию на рынке торговли нефтепродуктами, с которой, несмотря на предвыборные обещания, так и не справилось правительство «Грузинской мечты».

По данным международной системы PLATTS, мировые цены за тонну бензина по состоянию на 15 сентября снизились до 896 долларов. По словам президента Союза производителей, импортеров и потребителей нефтепродуктов Вано Мтвралашвили, оптовая цена тонны бензина рассчитывается по следующей формуле: к базовой стоимости тонны бензина (1560 лари) добавляется величина акциза (250 лари), расходы на транспортировку (80 лари) и НДС (288 лари). Итого 2178 лари. В одной тонне бензина примерно 1300 литров, поэтому эту сумму нужно разделить на это число. В результате себестоимость литра бензина марки А93 (regular) равна 1 лари 67 тетри.

Сегодня реализацией бензина в Грузии занимаются пять крупных операторов. Средняя розничная цена литра бензина марки А-93 (regular) одинакова на всех АЗС – 2 лари 12 тетри. Получается, что маржа АЗС составляет около 45 тетри. По словам аналитиков, ситуация на рынке торговли нефтепродуктами не меняется с 2012 года – импортеры нефтепродуктов продолжают получать такие же неоправданно высокие прибыли, как и во времена «Нацдвижения».

На вопрос, почему цена АЗС превышает оптовую почти на 22%, Вано Мтвралашвили отвечает, что операторы закупили дорогой бензин, который не успели реализовать:

«Если тенденция понижения цен на бензин в мире сохранится, то цены вскоре снизятся и в сети. Просто четырех-пяти недель недостаточно, чтобы воздействовать на розничные цены. Импортеры проходят ряд процедур: бензин надо закупить, транспортировать и только после этого он поступит в розничную сеть. Весь бензин импортеры закупают в Европе, на все это нужно время», – говорит Вано Мтвралашвили.

Данные PLATTS, однако, дают повод для некоторых сомнений – мировая цена на бензин стабильно снижается уже более 40 дней: 1 августа тонна бензина стоила 948 долларов, 20 августа – 921 доллар, 8 сентября тонна бензина подешевела до 917 долларов. Странно, что это снижение никак не отражается на ценнике бензоколонок, хотя прошло уже достаточное количество времени.

Кроме того, как отмечает экономический аналитик Леван Каландадзе, АЗС намного оперативнее реагируют на повышение мировых цен:

«Грузия – страна парадоксов. Как только на мировых рынках поднимается цена на бензин или снижается курс лари, цена в сети моментально возрастает. А теперь посмотрим на нынешнюю ситуацию: цена на бензин на мировых рынках падает уже несколько месяцев, курс лари тоже снижается, а цены стабильно высоки. Все это находится далеко от принципов экономики, порождая в обществе справедливый протест».

Действительно, очевидно, что в рыночных условиях цена на всех АЗС не может быть абсолютно одинаковой. По словам Левана Каландадзе, все указывает на крайнюю монополизацию рынка нефтепродуктов. Несмотря на обещания «Грузинской мечты», власти справиться с этой монополией серьезно не пытались. Без проявления политической воли проблему не удастся решить и усилиями Агентства по конкуренции, которое должно начать функционировать в ближайшее время, считает Леван Каландадзе. У импортеров нефтепродуктов, очевидно, есть сильные покровители во власти.

XS
SM
MD
LG