Accessibility links

Задача – понравиться европартнерам?


Эксперты остаются при своем мнении: они считают, что поспешный запуск агентства преследует единственную цель – показать европейским партнерам, что Грузия выполняет взятые на себя обязательства по договору об ассоциации с Евросоюзом

Эксперты остаются при своем мнении: они считают, что поспешный запуск агентства преследует единственную цель – показать европейским партнерам, что Грузия выполняет взятые на себя обязательства по договору об ассоциации с Евросоюзом

Агентство по конкуренции Грузии начнет свою работу не с января 2015 года, как было объявлено ранее, а с 1 октября текущего года. Об этом говорится в заявлении, опубликованном на сайте агентства. Чем вызвана такая поспешность и каковы перспективы нового ведомства в борьбе с монополиями?

Правительство «Грузинской мечты» явно не спешило с созданием антимонопольного ведомства. Агентство по конкуренции появилось только 14 апреля этого года, да и то лишь на бумаге. До сих пор неясно, набран ли уже штат сотрудников в количестве 54 человек, предусмотренный распоряжением правительства о создании агентства. Также еще не приняты все нормативные акты, регулирующие порядок его работы. В частности, как указано на сайте агентства, еще не разработаны методические указания по анализу рынка и административные процедуры по принятию уведомлений о концентрации (монополии).

Почему, несмотря на явную неготовность, агентство все равно объявляет о начале работы? Эксперт в вопросах экономики Демур Гиорхелидзе подозревает, что эта поспешность связана с последним рейтингом глобальной конкурентоспособности, в котором Грузия заняла 136 место среди 144 стран по эффективности антимонопольной политики. Впрочем, начало функционирования новой структуры вряд ли существенно изменит ситуацию с монополиями в Грузии, считает эксперт:

«Для чего было создавать новую бюрократическую структуру, непонятно. Лучше бы создали один отдел при Министерстве экономики, но с реальными полномочиями, позволяющими «разбивать» в судебном порядке картельные сделки на основании косвенных улик».

О расплывчатой правовой базе агентства говорит и экономический аналитик Леван Каландадзе. Он тоже сомневается, что у нового ведомства хватит полномочий, чтобы противостоять монополиям:

«Правовое и функциональное положение антимонопольной службы является настолько слабым, что любая монополия, которая обжалует ее решения в судебном порядке (например, через Лондонский арбитраж), легко выиграет процесс. Из-за этого государству постоянно придется нести огромные судебные издержки. Учитывая близость властных структур к крупному бизнесу, можно предположить, что агентство не сможет проводить эффективную антимонопольную политику».

Леван Каландадзе также напомнил, что назначенный премьер-министром Ираклием Гарибашвили руководитель Агентства по конкуренции Георгий Барабадзе в одном из первых же интервью заявил, что не видит реальной угрозы грузинскому рынку со стороны монополий.

Впрочем, премьер Ираклий Гарибашвили не соглашается с доводами экспертов. Он заявил, что верит в успешное функционирование созданного правительством ведомства:

«Агентство по конкуренции вскоре начнет свою деятельность. Мы шли к этому событию долгие два года. Это крайне важно, чтобы раз и навсегда создать здоровую бизнес-среду в Грузии. Теперь никто не сможет создавать искусственные монополии. Я очень надеюсь на эффективную работу нового ведомства».

Оправданы ли надежды Гарибашвили, покажет ближайшее время. А пока эксперты остаются при своем мнении: они считают, что поспешный запуск агентства преследует единственную цель – показать европейским партнерам, что Грузия выполняет взятые на себя обязательства по договору об ассоциации с Евросоюзом.

XS
SM
MD
LG