Accessibility links

«Не выдавайте Кадиева!»


Россияне Микаил Кадиев и Ризван Омаров покинут грузинскую тюрьму через восемь месяцев. Если Омаров после этого сможет вернуться домой, то Кадиев вполне рискует пойти дальше по этапу

Россияне Микаил Кадиев и Ризван Омаров покинут грузинскую тюрьму через восемь месяцев. Если Омаров после этого сможет вернуться домой, то Кадиев вполне рискует пойти дальше по этапу

«Не выдавайте Микаила Кадиева России! Скажите «нет» пыткам!» – c таким призывом к правительству Грузии выступила группа гражданских активистов. Микаил Кадиев – тридцатидвухлетний уроженец Дагестана, экстрадиции которого требует российская прокуратура. Летом прошлого года Кадиев вместе с Ризваном Омаровым был арестован в Тбилиси. Выходцев с Северного Кавказа обвинили в подготовке теракта, суд признал их виновными. Несмотря на то что грузинские власти обещали не выдавать заключенного России, адвокат Кадиева и ряд правозащитников опасаются обратного.

Россияне Микаил Кадиев и Ризван Омаров покинут грузинскую тюрьму через восемь месяцев. Если Омаров после этого сможет вернуться домой, то Кадиев вполне рискует пойти дальше по этапу. На родине его обвиняют в убийстве дагестанского чиновника, и российская прокуратура уже дважды просила его выдачи. В Грузии Кадиев отбывает срок по другому делу. Дагестанцев обвинили в незаконном хранении взрывчатых веществ и подготовке теракта. Арестованные свою вину не признали, но убедить в собственной правоте суд они так и не смогли.

Чтобы избежать экстрадиции в Россию, где, по словам Кадиева, его ждут пытки, он обратился в Министерство по делам беженцев с просьбой предоставить ему статус беженца в Грузии. В ответ пришел отказ, рассказывает его адвокат Гела Николеишвили. Затем Кадиев с аналогичной просьбой обратился в тбилисский городской суд, но и там ему ответили «нет», теперь отказ обжалуют в апелляционном суде, говорит Николеишвили:

«В качестве одной из причин отказа (в предоставлении статуса беженца) они (грузинская сторона) приводят слова заместителя генерального прокурора России, что в случае его (Кадиева) передачи к нему не будут применены пытки и бесчеловечное отношение. Именно это и дает нам повод полагать, что у них (у грузинской стороны) есть такое намерение (экстрадировать его)».

Не исключает выдачи и грузинский правозащитник, этнический чеченец Джокола Ачишвили. Он с самого начала следит за делом уроженцев Дагестана. В комментарии «Эху Кавказа» Ачишвили, который называет дело Кадиева политическим, рассказал о некоторых деталях:

«За месяц до ареста Микаил Кадиев заказал на дом еду из турецкого ресторана «Супра». Тот человек, который принес ему заказ, во время ареста был вместе с правоохранителями. Это о чем говорит? О том, что за ним следили. Кадиева вынуждали сказать, что его привезли в Грузию люди Саакашвили для совершения теракта с целью дестабилизации ситуации. Взамен обещали освобождение. Сказали, что Омарова выпустят через несколько дней, а самого Кадиева – через шесть месяцев. Но он отказался».

Кавказовед Алеко Квахадзе также видит в этом деле политический подтекст, правда, уже международного уровня:

«Между Грузией и Россией существует своеобразная договоренность. Мы выдаем Москве северокавказцев и тем самым выторговываем себе некие преференции, благосклонность. Это, к сожалению, уже укоренившаяся практика нынешних властей, несмотря на то, что международные конвенции запрещают выдачу людей в страны, где им грозят пытки и внесудебные расправы. Россия же как раз входит в список подобных стран».

Квахадзе приводит в пример другого дагестанца – Магомеда Магомедова, который пропал без вести весной прошлого года в Тбилиси. На родине он подозревался в причастности к вооруженному подполью. Пока грузинские правоохранители официально занимаются его поисками, Магомедова уже нашел «Красный крест» в одном из исправительных учреждений Ставрополя, что подтвердила его мать.

XS
SM
MD
LG