Accessibility links

Олег Дамения: «Низы должны влиять на верхи и наоборот»


Кандидат философских наук, директор Центра стратегических исследований при президенте Абхазии Олег Дамения
фото: apsnyteka.org

Кандидат философских наук, директор Центра стратегических исследований при президенте Абхазии Олег Дамения фото: apsnyteka.org

Прошедшие президентские выборы в Абхазии показали, что местный избиратель непрост и не всегда предсказуем. У ставленника Александра Анкваба Аслана Бжания в руках был мощный финансовый ресурс (называют сумму до 500 миллионов рублей, потраченную им на свою избирательную кампанию). На Аслана Бжания работал и административный ресурс в виде армии чиновников, не желающих расставаться со своими креслами и готовых голосовать за своего кандидата. Однако это не помогло кандидату от власти победить на выборах. Специфику абхазского избирателя мы обсудили с Олегом Дамения, кандидатом философских наук, директором Центра стратегических исследований при президенте РА.

Елена Заводская: Олег Несторович, почему, как вы думаете, внушительный ресурс, который был у кандидата от власти Аслана Бжания, не сработал и он все-таки проиграл?

Олег Дамения: Я думаю, что на прошедших выборах решающую роль сыграло протестное голосование. Использование грязных технологий и, прежде всего, подкуп избирателей, о котором все говорили, дал обратный эффект. Наш избиратель, как показали итоги выборов, может взять деньги у одного кандидата, а свой голос отдать другому. Он рассуждает так: «Вы даете мне деньги и хотите сделать меня зависимым, хотите диктовать мне свои условия». Избиратель начинает понимать, что тот, кто сегодня дает ему деньги, завтра их у него отнимет. И он такому человеку верить не будет. Помимо протестного голосования была еще и надежда на то, что с приходом новой власти жизнь все-таки улучшится и произойдут какие-то перемены. Какой была жизнь при прошлой власти, мы хорошо знаем. Вот это, на мой взгляд, основные факторы.

Елена Заводская: Какими соображениями, по-вашему, руководствуется наш избиратель, принимая решение? Есть у него своя специфика и в чем она заключается?

Олег Дамения: Мне кажется, что выбор нашего избирателя определяется социально и исторически. Не будем забывать, что по своему социальному положению более половины нашего населения – сельские жители. Им присуща общинная психология. Они всегда жили в своих селах, опираясь друг на друга и поддерживая друг друга. Исторически сложилось так, что абхазы на своей земле всегда жили в условиях наличия постоянных угроз, и в них глубоко сидит забота о безопасности страны и своей личной. Даже сегодня, когда Россия гарантирует нам безопасность, в глубине души, в своем архетипе абхаз не может быть спокойным и уверенным, потому что он не знает, как сложится ситуация в будущем. Сельский житель привык рассчитывать только на себя, он понимает, что ни российские войска, ни местные чиновники не придут к нему в деревню на его защиту. Именно сельские жители, как мне кажется, определили результат этих выборов. Они смогли понять и правильно оценить те угрозы безопасности страны, которые несла политика предыдущей власти. Есть и еще один интересный момент. Мы часто говорим о факторе родоплеменных связей, люди поддерживают своего родственника даже тогда, когда он заслуживает порицания. Но прошедшие выборы показали, что не следует переоценивать этот фактор. Некоторые кандидаты в президенты не получили голоса даже в родных селах и даже среди родственников. Причем, мы видели, как родственники заверяли друг друга, что поддержат своего, но на самом деле так не поступали.

Елена Заводская: Складывается ощущение, что выбор нашего избирателя обусловлен тонкими и туманными материями, он не опирается на четкое знание позиций кандидатов. Не чревато ли такое положение вещей возможностью совершить ошибку?

Олег Дамения: Согласен, мы серьезно рискуем. Мы возложили на плечи наших избирателей тяжелую ношу, и у нас нет гарантий, что они всегда будут успешно справляться со своей задачей. На предыдущих выборах, я считаю, наш избиратель ошибся. Он сделал свой выбор на основе надежды, ибо на руках у него не было никаких программных документов. Его положение надо облегчить. У нас должны быть политические партии со своими платформами, и народ должен быть хорошо информирован о программе развития общества, которую партия планирует реализовать в случае прихода к власти. Идеи партии должны быть доступны, понятны, они должны отвечать интересам избирателей. Это позволит избирателям оценивать деятельность органов власти и управления. Люди должны хорошо знать и политических лидеров.

Избиратель должен быть просвещен, чтобы он осознанно делал свой выбор и потом участвовал в осуществлении контроля за деятельностью органов власти. И это нужно не только нашему сельскому жителю и горожанину, это нужно и нашим правителям и чиновникам, чтобы они не относились к народу, как относятся сейчас. Они на этом погорели. Они думали: «А, народ, что там, по понедельникам приходят, мы им копейки раздаем, и все. На этом они свою миссию считали завершенной, а между тем оказалось, что нет…»

Елена Заводская: Должна ли власть сама инициировать процессы в обществе, которые изменят ситуацию и помогут людям в решении тех проблем, о которых вы говорите?

Олег Дамения: Новым властям нужно серьезно заниматься строительством государственных структур. И в этом строительстве народ должен участвовать через партийные органы. В существовании и эффективном функционировании партий должно быть заинтересовано само государство. Сегодня у нас любой гражданин может выдвинуть свою кандидатуру. Во время избирательной кампании кандидаты ездят по городам и селам и предлагают людям голосовать за себя, они говорят нам: «Отдайте мне свой голос, и я вас осчастливлю!» Но такое поведение не свойственно абхазскому менталитету.

Кандидатов должна предлагать партия, у нее должны быть программа и соответствующие люди. Партии не должны создаваться перед выборами и потом распускаться или исчезать из поля зрения граждан. Партийные лидеры должны выходить на работу, как государственные деятели, и у них должен быть свой фронт работы. А мы этого не наблюдаем. Деятельность партии должна ощущаться во всех регионах и населенных пунктах, ее лидеры и активисты должны часто появляться на телевидении, выступать в прессе, встречаться с общественностью, должны знать, как живут люди.

Сейчас у нас мажоритарная избирательная система. Собралась «братва» около гаража или в кафе, они тоже хотят иметь своего лидера и легализовать себя. С точки зрения некоторых защитников прав человека, это правильно, они должны иметь на это право. Когда мы презентовали проект реформирования избирательной системы, один молодой человек задал вопрос: «Почему вы меня связываете с партией, я не хочу быть связанным с ней?» Можно не быть связанным с партией, но зачем тогда идти во власть? Как, не имея продуманной программы и поддержки, решать государственные вопросы? Если человек идет во власть, чтобы служить людям, у него должны быть идеи понятные, полезные и известные другим людям. Конечно, человек обладает определенными правами, но в каких-то случаях их надо и ограничивать. События последнего времени довольно остро показали болевые точки нашего общества.

Елена Заводская: Назовите, пожалуйста, эти болевые точки.

Олег Дамения: В первую очередь – это неэффективность в работе государственного аппарата.

Елена Заводская: Есть ли рецепт, каким образом люди могут сделать власть более эффективной?

Олег Дамения: Мы должны создать такую систему, в которой даже плохой человек мог бы, придя во власть, реализовать свои лучшие качества, а не наоборот, как у нас сейчас. Нужно, чтобы структуры власти взаимодействовали по горизонтали и по вертикали. Взаимодействие по горизонтали означает, что они должны контролировать друг друга и ни одна из них не должна доминировать над остальными. Это заложено в нашей Конституции. Именно это закладывали в идею разделения ветвей власти отцы европейской демократии. Взаимодействие по вертикали означает, что вышестоящий чиновник должен контролировать нижестоящего и все должны отчитываться о своей работе. Кабинет министров должен реально контролировать деятельность своих министерств и ведомств. Вместо реального контроля у нас сегодня министр сам отчитывается перед премьером, сам рассказывает о своей работе и такой отчет принимается. Государство не должно оценивать само себя! Степень эффективности государственных органов должна оцениваться обществом, а не президентом или премьер-министром.

Елена Заводская: Как нам к этому прийти?

Олег Дамения: Тут должны вступать в силу партии и средства массовой информации. В досоветское и советское время были сельские сходы, сельские собрания. Почему бы нам не возродить этот институт? И пусть крестьяне того или иного села соберутся и скажут, какие у них проблемы и как местная администрация их решает. Они должны иметь возможность публично высказать свое мнение. Да и нам, горожанам, почему бы иногда не собраться и не поговорить о своих проблемах, разве у нас их мало? Людям надо создавать условия, чтобы они в приличной форме могли рассуждать и оценивать свою жизнь и деятельность органов власти. И власть должна нас услышать. А сегодня и власть чаще всего слышит со стороны общества брань.

Елена Заводская: Вы думаете, что наше государство в том виде, в каком оно сейчас существует, способно инициировать такие процессы?

Олег Дамения: Пока нет. Но общество должно добиваться, чтобы государство, которое само организовано лучше, чем граждане, распространяло свою организованность и на жизнь общества. И тогда государству будет легче управлять. Здесь нет одностороннего движения. Низы должны влиять на верхи и наоборот.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

XS
SM
MD
LG