Accessibility links

Беженец или гражданин?


Все послевоенные годы жителям Ленингорского района удавалось жить на два государства: многим выделили коттеджи для беженцев в грузинском селе Церовани, они до сих пор получают там социальные пособия и даже вторую заработную плату за работу в «Ахалгорском районе»

Все послевоенные годы жителям Ленингорского района удавалось жить на два государства: многим выделили коттеджи для беженцев в грузинском селе Церовани, они до сих пор получают там социальные пособия и даже вторую заработную плату за работу в «Ахалгорском районе»

Глава администрации президента Южной Осетии на правах члена Совбеза сделал заявление, которое напрямую касается жителей Ленингорского района. Борис Чочиев предложил поставить их перед жестким выбором: отказаться от статуса беженцев в Грузии и домовладений в поселке для их проживания в Церовани, или же им будет отказано в выдаче пропуска для возвращения в Ленингор.

Заявление Бориса Чочиева фактически ставит перед большинством ленингорцев вопрос выбора между жизнью в Южной Осетии или в Грузии. Все послевоенные годы им удавалось жить на два государства: многим выделили коттеджи для беженцев в грузинском селе Церовани, они до сих пор получают там социальные пособия и даже вторую заработную плату за работу в «Ахалгорском районе».

Это «параллельное» существование должно когда-нибудь закончиться, считает член Общественной палаты Дина Алборова. Во время ее недавней поездки в Ленингор жители поселка даже не пытались скрыть наличие гражданства Грузии, при этом настаивали на получении специальных пропусков для пересечения границы. Вопросы, которые поднял Чочиев, Дина Алборова назвала чувствительными, потому что они напрямую коснутся людских судеб. Но в целом она поддерживает эту инициативу:

«Подобная ситуация сегодня начинает уже вредить республике Южная Осетия. Я могу понять, почему изначально закрывались на это глаза. Потому что построенные и розданные этим людям дома в Церовани Грузия постоянно демонстрировала международному сообществу, что жители Ленингорского района стали беженцам, их выгнали. Именно по этой причине руководство Южной Осетии давало им право въезжать обратно в Ленингор, чтобы, с другой стороны, продемонстрировать, что никто не был изгнан, не подвергался гонениям и все эти люди спокойно приезжают к своим домам. Но прошло уже шесть лет. И эта ситуация явно затянулась».

Дина Алборова предлагает властям серьезно подумать, нужны ли для решения этой проблемы столь жесткие методы, или же стоит, учитывая их болезненность, предложить другие варианты. К примеру, учесть опыт Абхазии, где жителям Гальского района, которые не хотят расставаться с гражданством Грузии, начали выдавать вид на жительство.

Прокомментировать заявление Бориса Чочиева я попросила и жительницу Ленингора Тамару Меаракишвили. У Тамары нет статуса беженца и коттеджа в Грузии, но она хорошо знакома с настроениями в самом поселке: «Если им придется выбирать, то большинство предпочтет выехать жить за пределы республики. Скорее всего, как и в случае с отказом от гражданства Грузии, люди найдут способы обойти закон, а властям Южной Осетии будет трудно проверить подлинность документов из Грузии».

О возможном оттоке населения в случае одобрения Советом безопасности инициативы Чочиева говорила и мой первый собеседник Дина Алборова. По ее мнению, за прошедшие шесть лет государство так и не смогло реинтегрировать население Ленингора.

«В этом виноваты мы сами, а не жители Ленингорского района. Мы сделали все, чтобы отвернуть от себя этих людей. Мы должны взять на себя эту ответственность. А сейчас вынуждены принимать жесткие меры».

С вопросом, существуют ли программы адаптации ленингорцев к жизни в Южной Осетии, я обратилась к начальнику Управления внутренней политики при администрации президента Мурату Ванееву. Естественно, ответил Ванеев, однако предпочел говорить не о программах, а о заявлении Бориса Чочиева:

«После того, что заявил Борис Чочиев, нужно давать разъяснения и создавать благоприятные условия, чтобы человек мог понять, о чем шла речь, и не воспринимать эти слова, как вы сказали, – жестко. Эти вопросы длительное время никак не были урегулированы. Просто люди на самом деле наконец для себя определятся. До того у них не было для этого стимула. Сейчас эти стимулы появились, то есть Борис Элиозович ведь не издавал распоряжения, он лишь выразил мнение, которого придерживаются официальные власти. Мы должны наконец определиться с их статусом, потому что это люди, живущие на нашей территории. У них должны быть права, обязанности. Надо наладить их жизнь».

А вот заместитель спикера парламента Дмитрий Тасоев к политической активности главы президентской администрации отнесся скептически: «Лучше всяких высказываний – это дело. Заниматься декларациями с целью набрать какие-то очки в югоосетинском обществе – это дело так называемых политиков, которые очень боятся потерять свои кресла. Борис Элиозович находится во власти больше 20 лет, и если бы ему было жаль население Ленингорского района, он бы их пожалел, создав им условия более комфортного проживания».

Дмитрий Тасоев в числе других депутатов недавно посещал район и знаком с его проблемами. Он убежден, что необходимо разработать государственную программу, в которой будут четко прописаны права и обязанности всех граждан Южной Осетии, проживающих в приграничных районах. Для ее создания Тасоев предлагает объединить усилия депутатского корпуса и представителей исполнительной власти. При этом парламентарий подчеркнул, что жители Ленингорского района должны наконец принять изменившиеся геополитические реалии, официально отказаться от гражданства Грузии и получить паспорта граждан республики.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG